?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из рассказа «Ярославль – город, славящий Солнце»

Как же давно, как же давно я подбираюсь к этой теме. Но почувствовала себя готовой к ней, только сейчас.
Я не рассчитываю на популярность поста, поскольку понимаю, как далека от многих сейчас история Руси, как мало оригинальных славянских источников осталось, подтверждающих гипотезы, как всем хочется быстро-быстро пробежать глазами фото, не задействуя голову…
Материализовала этот пост покупка «Слова о полку Игорева» с рисунками Павла Татарникова… Они невероятны и совершенно мистичны. Такие зыбкие, качающиеся, находящиеся на грани полу-сна полу-яви…


Вот что писала я о поездке в Ярославль и посещении в Спасо-Преображенском монастыре (Ярославский Кремль) экспозиции, посвященной «Слову о полку Игореве»:
…Эта книга - чудом дошедшая до нас жизнь древних русичей, выраженная словами.
…«Слово», которое вроде все наши учёные умы исследовали, изучили, раздробили по буквам, перевели, ещё раз перевели и переводят – до сих пор хранит в себе массу загадок. Неустановлен автор, неразгаданны многие слова. То есть мы сейчас настолько потеряли связь со своим древним языком, что не можем перевести не какие-то древнеегипетские иероглифы, а свои родные русские слова!
…Каждое слово в «Слове» - это драгоценность. Никто из современных исследователей «Слова» не понимает и не может перевести фразу: «За ним кликну Карна, и Жля поскочи по Руской земли смагу людем мычючи в пламяне розе». И таких примеров по всему текстов много.




Спасо-Преображенский монастырь (т.н. "Ярославский Кремль") – находится в начале исторической части города. Московская улица, по которой мы въехали в город, заканчивается вместе с современной частью города на мосту через Которосль, а за мостом сразу начинается исторический центр и большая круглая Богоявленская площадь. На ней стоит памятник Ярославу Мудрому, который держит в раскрытой ладони миниатюрный Ярославль, а напротив него арочный вход в монастырь.

Сразу на входе справа находится касса, где продаются план монастыря и билеты на все экспозиции. У нас лимит времени, поэтому можем позволить себе только два посещения. Я выбираю: Преображенский собор и выставку «Слово о полку Игореве». Колокольня на реставрации, поэтому посмотреть на Ярославль с птичьего полёта нам придётся отложить до следующего (надеюсь на это) раза.

Монастырь не похож на действующий (хотя вполне вероятно, что я ошибаюсь), потому что монахов мы не видели вообще, а только огромное количество всевозможных разноязычных туристов, от японцев и американцев в ковбойских шляпах, до жителей из всех уголков нашей необъятной страны. Возможно, такое ощущение появилось из-за того, что монастырский дух несколько подавлен туристическим ажиотажем. На территории монастыря находится Историко-Архивный и Художественный музей, медведица Маша в вольере, сувенирные ряды и даже кафе. Трудно здесь монахам отвлечься от всего земного, слишком суетно тут.

Интересно, что Преображенский собор, древний стройный красавец, тесно соседствует (стена к стене) с церковью Ярославских чудотворцев, которая выстроена чересчур в классическо-театральном стиле. На её высоких ступеньках, у подножия частых античных белых колонн, почему-то хочется спросить лишний билетик, а не настраиваться на духовное. Может быть, по этой причине мы и не зашли внутрь? По-моему, даже мысли не возникло сассоциировать это здание с церковью. А ведь история посвящения этой церкви ярославским князьям Фёдору Чёрному и его сыновьям Константину и Давиду очень интересна.

Слева - Спасо-Преображенский собор - самое старое из дошедших до нашего времени церковь Ярославля
Справа - Церковь Ярославских чудотворцев - Феодора, Давида и Константина Ярославских
Построена в 1827-1831 гг. по проекту губернского архитектора П. Я. Панькова



Федор Чёрный, князь Ярославля, очень нестандартная личность, начиная с «фамилии». Чёрный – значит не цвет, а Чермной, т.е. Красный, Прекрасный. Так вот крайне бедный, но крайне красивый, в шестом колене потомок Мономахов, князь Федор из Смоленска, женится на дочери ярославского князя - Марии, продолжательнице рода Всеволода Большое Гнездо. Удачный брак, надо отметить. Князь-отец отдаёт Ярославль в приданое за своей дочерью (пример, небывалый прежде) и Смоленский князёк становится Ярославским князем. У четы рождается сын – Михаил. Но это время полного подчинения Руси Золотой Орде – конец 13 века. Чтобы править в городе, надо получить ярлык/«разрешение» в ханской ставке. Князь поехал в Орду, и там его стать сразу же бросилась в глаза одной из русских жён хана, которая тут же прокрутила в голове вариант выдачи своей дочери замуж за такого красавчика. Жена и сын, говорите, остались в Ярославле – какие мелочи! Вскоре ярославская жена как-то удачно быстро покидает этот мир, через какое-то время к ней присоединяется и маленький князь. В общем, преград нет - ярославской княгиней и женой Фёдора становится раскосая ханская дочь, монгольская царевна Юлдуз из рода Чингизидов, крещеная Анной.

*«Слово о полку Игореве» иллюстрации Павла Татарникова, издательский Дом Мещерякова


«Не передавивши пчёл, мёду не есть», - так говаривали в старину. Рождаются два сына («результаты русско-татарской метисации» - как сказал бы Л.Гумилёв) – Давид и Константин. Результатом всех этих зигзагов судьбы является то, что Ярославль (как и родной князю Смоленск) находились в отличие от прочих русских городов, как бы в «беспошлинной экономической зоне», свободной от татарской дани и разорения. Эти города, благодаря красивому князю Фёдору Чёрному и его удачному брачному союзу, процветали и избежали разгрома - 40 лет ни с кем не воевали и даже сами получали дань с 36 городов. Кто-то называл князя предателем, кто-то дипломатом - но в целом ярославцы ему очень благодарны и считают и князя, и его сыновей небесными покровителями Ярославля. Их чудотворные мощи были обнаружены под полом в Преображенском соборе, и казалось бы, должны находиться в соседней церкви Ярославских чудотворцев. Но были перенесены в слободу Толчково в Собор Феодоровской иконы Божией матери, где и сейчас благополучно находятся.

Мы показываем билетики и проходим в Преображенский собор (~нач. 13в.). Тоже интересное впечатление – храм такой белоснежно-русский, а с внешней стороны украшен рядами открытых галерей, что придаёт ему слишком южный вид. Мы рассматриваем яркие и богатые росписи, немного фотографируем. Фрески, бесспорно, красивые, их даже называют так: «как у Дионисия». Но это не Дионисий, а именно «как» у него. Разница заметна.

Я крайне редко снимаю внутри храмов. Здесь сделала исключение. Ради древних фресок




И очень хочется показать, как умно выстроено внутреннее пространство древнего храма. Вверх. В нем душа и помыслы устремляются вверх






Тоже интересная история у этого Собора. Здесь освящали свои знамёна лидеры Второго народного ополчения купец Минин и князь Пожарский. Именно сюда в Ярославль Козьма Минин привёл за собой 25тысячное ополчение из Нижнего Новгорода. Именно ярославские купцы финансово поддерживали ополчение. Именно в Ярославле чеканили монеты для военных целей. Именно сюда в Ярославль добровольно стекались люди из других русских городов, чтобы помочь Руси. В Ярославль вошло нижегородское ополчение, а вышло – всенародное.

Под словом «иго» всегда шаблонно подразумевается власть Большой Орды и как-то не акцентируется внимание, что Литовское и Польское иго чуть ли не превосходило по территориальным и временным масштабам татарское – 200 лет подчинения татаро-монголам и 300 лет перманентных литовско-польских набегов, захватов земли и властных подковёрных интриг. Можно сказать, что сразу на смену Золотой, Синей и Белой Орде пришли литовские, а потом польские военные набеги. Один литовский князь заявили ни много, ни мало, что «вся Русь должна принадлежать Литве» - и это заявление было сделано уже в 14 веке! А в 17 веке русский народ уже запутался в Лжедмитриях, и в Кремле на русский престол уселась польская самозванка Мнишек. Поэтому особенно приятно, находясь в Преображенском соборе, представлять себе, как в 1612г. здесь стояли Минин и Пожарский, другие воины, с русскими знамёнами в руках, и выступали отсюда, из Собора, из Ярославля на спасение Москвы и страны.

И на этом интересные события, связанные с собором не заканчиваются. Кроме всего сказанного, здесь в приделе Преображенского собора раньше была уникальнейшая библиотека древних рукописей, собранная ярославским князем Константином – сыном Всеволода Большое Гнездо (нач.13в.). И здесь графом Мусиным-Пушкиным (на картине на фото) – президентом Академии Художеств, членом Общества истории и древностей российских, страстным коллекционером было обнаружено «Слово».



Из Преображенского собора мы направляемся в корпус, где находится экспозиция, посвящённая древнерусскому литературному шедевру - «Слову о полку Игореве».





В большом, полусветлом, сводчатом прохладном каменном зале (бывшая трапезная) в стеклянных витринах выставлены древние рукописи и искусно выполненные муляжи старинных книг. Вид изъеденных временем жёлтых страниц покрытых вязью вроде знакомых, но не читабельных буковок – оставляет глубокое впечатление. Словами не передать. С одной стороны вроде всё просто – музей, старые книги, подумаешь…. Но когда вглядываешься в эти страницы, в эти бисерные строки, искуснейше нарисованные заглавные буквицы – возникает какое-то погружение, притяжение, невидимое и беззвучное общение на уровне визуальном, чувственном, информационном. Расслабленный до этого мозг сразу просыпается, невольно замечая какие-то детали, детальки, которые буквально запускают цепную вопросительную реакцию. Очень сильно затрагивает вид древних манускриптов, и бомбардировка головы возникающими вопросами, как будто бетонную плиту старается сдвинуть с твоей памяти.

Эти выдубленные обложки и листы из телячьей кожи, коленые восковые, полупрозрачные жёлтые пергаменты – ведь кто-то делал тысячу, восемьсот и т.д. лет назад. Кто-то обмакивал гусиное перо или серебряный стержень в чернильницу и выводил слова, да не просто слова – а мысли свои записывал.




*«Слово о полку Игореве» иллюстрации Павла Татарникова, издательский Дом Мещерякова


«Слово о полку Игореве» - это опять же чудом дошедшая до нас жизнь древних русичей, выраженная словами. Обычно, когда находится такая древнерусская литература, то сразу, как грибы, откуда-то вылезают люди, заявляющие что это подделка. А все так любят сомневаться…. Потом, кстати, тоже обычное дело, случаются пожары, в которых исчезают эти русские летописи. Раньше сжигали древнюю русскую мудрость целенаправленно (смена религии, войны), потом пошли «случайные» пожары – это устойчивая тенденция, если присмотреться. А когда нет оригинала – так это вообще сплошное сомнение… и т.д..



Так вот «Слово», которое вроде все наши учёные умы исследовали, изучили, раздробили по буквам, перевели, ещё раз перевели и переводят – до сих пор хранит в себе массу загадок. Неустановлен автор, неразгаданны многие слова. То есть мы сейчас настолько потеряли связь со своим древним языком, что не можем перевести не какие-то древнеегипетские иероглифы, а свои родные русские слова! Как ни дико это звучит – сегодня мы говорим на «пустом» языке, поэтому так многословны – потому что истинно русские, глубокие, насыщенные, ёмкие слова почти уже вычеркнуты временем (?) не только из нашей речи, но и из нашей памяти. Чтобы восстановить утраченную суть и силу человеческой речи, то самое СЛОВО, которое «было вначале всех начал» - необходимо заниматься «археологией» своего родного русского языка, который затягивается тиной иностранных чужых слов.
Среди массы прочих версий по поводу авторства, есть одна, о которой я расскажу.

Помните главных героев «Слова»? Князь Игорь Святославович из Новгорода-Северского и его жена Ярославна. Как ни странно, Ярославна – это отчество, а имя княгини – Евфросинья. Евфросинья Ярославовна, дочь князя Ярослава Осмомысла из Галицка.



Есть мнение, что автор «Слова» это - Ярославна, то есть сама княгиня. Она была из рода Рюриковичей, по материнской линии – внучка Юрия Долгорукого, правнучка Владимира Мономаха, праправправнучка Ярослава Мудрого, очень образованная, начитанная, мудрая. А сказитель «Слова» был не только талантлив, но и светски образован, мог на равных общаться с князьями – вряд ли это был простой монах, или сказочник-поэт. Многие сцены, например сражения – написаны по-женски: немного наивно, слишком эмоционально и не по-мужски: бездетально. «Обида вступила девою», кричат в полуночи телеги, словно лебеди вспуганные», «храбрые сердца из крепкого булата вскованы».

А плач Ярославны на стене Путивля? Кто кроме неё самой мог знать такие детали как содержание разговора с Ветром, с Солнцем? Да и сам плач у неё непростой. В древнем русском языке были такие слова, которые произнесённые вслух, могли совершать чудеса. Эти слова дошли и до нас, их знают бабушки-знахарки – например, во все древнеславянские целительные практики непременно входили особые заговорные слова, с которыми необходимо было обращаться с большой осторожностью. Эти слова содержали в себе огромную силу, которую не следовало будить без особой на то необходимости. Молящаяся за мужа Ярославна знала эту Связь, она разговаривает с Ветрилом и Тресветлым Солнцем, как с живыми и разумными, и они ей действительно помогают. А словесные формулы, с помощью которых можно совершать невозможное, знали далеко не все - только избранные, только посвящённые.



Каждое слово в «Слове» - это драгоценность. Никто из современных исследователей «Слова» не понимает и не может перевести фразу: «За ним кликну Карна, и Жля поскочи по Руской земли смагу людем мычючи в пламяне розе».



И таких примеров по всему текстов много. Культура наша настолько древняя - что от неё остались не то что обломки, не то что кусочки, а просто пылинки. И даже к этим «пылинкам» мы относимся небрежно, свысока, пренебрежительно. Я сейчас имею в виду русские музеи по всей стране, в которых собраны дошедшие до нас знаки в виде узоров на костюмах, полотенчиках, украшениях, боках глиняных чашек, деревянных прялок и т.д.. Эти музеи – крошечны, раскиданы, находятся на правах второсортных филиалов при крупных музеях. Да что там говорить – в Москве нет Русского этнографического музея.







Мусин-Пушкин успел сделать список с древней поэмы. Через несколько лет его богатейшее собрание древнерусских рукописей, собранное в его московском доме, исчезнет в пожаре. Конечно же, случайном.

Мы долго ходили по выставке, очень понравились также и её последние залы: там собраны старенькие всевозможные детские буквари и азбуки, школьные портфели. В одном углу был насыпан горох на полу и стоял пучок розг – так раньше наказывали двоечников. Такое устрашение и правда, впечатляет. А ещё понравился ранец, сплетённый из бересты. Какой-нибудь деревенский пацанчик ходил, небось, с таким на уроки куда-нибудь за несколько километров в школу в соседнюю деревню.

Немного фото из залов
Берестяные грамоты ~конца 14в.



Дореволюционная азбука


«Ранец» или школьная сумка из бересты крестьянского ребёнка


Метод розог и коленями на горох помогал усваивать знания


Последнее, что мы видим в монастыре – это маленькая пасека, ульи которой сделаны как маленькие домики и даже церковь, а сама пасека смотрится как крошечный город.


Колокольня. Площадь с сувенирными лавками


Сувенирные ярославские ангелы



Рассказ «Ярославль – город, славящий Солнце»

Посты по русским городам:
Ярославль или город Медведь? Прогулка по Стрелке
Зарайский рай. Компактный путеводитель по городу
Александровский Кремль. История Короля Пик
Вязьма. Иоанно-Предтеченский женский монастырь. Церковь Одигитрии
Тёмная история Боровска. Боярыня Морозова
Глобус Боровска
Зимние прогулки по Твери
Тверь. История и загадки Отроч/ь монастыря
Путеводитель по ТоржкуКоломенский Кремль. Маринкина башня
Кострома. Ипатьевский монастырь
Муром. Окский сад или древнее Городище
Смоленск. Крепостная стена. Башня «Орёл»
Смоленские сады: Городской Парк «Блонье». Кафе «Русский двор»

Посты о Русском Севере:
Мини-путеводитель по Вологодской области: Ферапонтово, Горицы и гора МаУра
Вологодский Кремль …и Либерея Ивана Грозного
Вологда и Николай Рубцов
Кирилло-Белозерский монастырь. Сиверское озеро

Comments

unclejosef
14 янв, 2014 07:51 (UTC)
Допустим, понятия Польского ига не было. Аккуратнее надо с историей. Вообще в истории бывает, что границы меняются. Так как государства становятся то сильнее, то слабее. Русские земли завоевывались не поляками, а Литовцами. У которых конечно была уния с Польшей, но говорить, что это было единое государство в период завоевания я бы не стал. Кстати, русичи то же не были шибко гуманными - с независимыми Новгородскими, Псковскими и Вятскими "республиками" не шибко церемонились...
Мнишек не была самозванкой, а была вполне нормальной дочкой Сандомирского воеводы. Кстати, по легенде, привезла в Москву вилку. До этого народ с ножа кушал или руками. Что касается Лжедмитрия, так он был выгоден Романовым и Боярской верхушке, которая потеряла власть в период правления Ивана и Годунова. Польский Король в Смуте первоначально в смуте не участвовал, у него свои проблемы были. В войну с Русью он вступил, когда его подданных перебили в Москве во время убийства Лжедмитрия 1-ого.
В общем очередная историческая чушь написана.
pamsik
14 янв, 2014 08:05 (UTC)
Не торопитесь с выводами.) Вы же сами пишете, что история понятие изменчивое и допускает множество разных точек зрения и восприятия одних и тех же событий по разному.
Слово "иго" скорее не совсем корректно по отношению к Польше, но обелять её не нужно. До вилки и сами бы додумались без Мнишек), а что делала дочка польского воеводы на русском царском троне и что забыли подданые польского короля, католики, в православной Москве даёт богатую почву для обширных дискуссий.
unclejosef
14 янв, 2014 08:48 (UTC)
Все завоевания происходили Литвой, поэтому Польша была не при чем. а вот Литва была гораздо ближе к Руси в то время. Среди Литовских князей было много православных, деловая переписка велась на старорусском, да и около московского трона было много гедеминовичей (выходцев из Литвы).
Что касается Лжедмитрия и Мнишек, то надо понимать, что Польша и Литва не были унитарными государствами с монархавми во главе, а были конфедерациями основанными на принципах демократии (король Польши - выборная должность). Во вторых, Первый Лжедмитрий появился не в Польше, а раньше. И на причастность к появлению Боярства, которому это было выгодно указывают Карамзин, Соловьев, Платонов. http://unclejosef.livejournal.com/130303.html
Польша сыграла роль в смуте позже, после Лжедмитрия. Начав войну.
Кстати, Вилка - это современная технология, до которой "лучшие умы" Руси могли доходить еще долгие долгие века... Мы и так в 16-ом веке сильно технологически отставали от Европы.

Вот Про имперство, я правильно сказал, похоже.
pamsik
14 янв, 2014 10:55 (UTC)
Спасибо за книжный список, сейчас вам напишу своё мнение).

Насчет имперства. Хочу заметить, что сейчас скажешь, что ты интересуешься русской историей, к тебе тут же приклеят ярлык "русофоб", и то же самое с Российской империй - сразу зачисляют в империалисты.)( Надо понимать и замечать разницу между той Империй, и сегодняшней образной.

Насчет вилки - думается мне, что это "умное" изобретение было известно ещё и в первобытно-общинном веке). Да, у нас всё медленнее происходило, чем в Европе, но не будем забывать ту же инквизицию в качестве примера, сжигание женщин на кострах и проч.
unclejosef
14 янв, 2014 11:15 (UTC)
Буду ждать.

Говоря об Имперстве, я говорил, что Россия неотделима от всеобщей истории и происходящие события приблизительно одинаковый в сопредельных странах, поэтому нельзя сказать что ктто-то лучше, кто-то хуже...

Про инквизицию почти ответил. Ордена, подобно иезуитам в русской церкви не было, но с нежелательными и "оппортунистами" расправлялись хладнокровно.
pamsik
14 янв, 2014 11:25 (UTC)
Дак и сейчас та же опричнина процветает, разве нет?(... "Опыт" застенков на Руси богатый...

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com