?

Log in

No account? Create an account

Май, 22, 2018

Чехова адски сложно ставить на театральной сцене, потому что очень часто сцена безжалостно «съедает» невесомую иронию чеховского языка, его настолько воздушную лиричность, когда кажется, то ли она есть, то ли нет, но всё-таки есть. У Чехова удивительный язык с особым ритмом, звукорядом, невидимым подстрочником. В театре же, когда ставят его пьесы, то часто эти тончайше прорисованные эмоции огрубевают, становятся заземлёнными, бытовыми, звучат громче и пафоснее, а ведь над чеховскими текстами читатель плывёт высоко и насладительно, как чайка над вишневыми садами, простите за выспренную фигуру речи.

Театр Школа Драматического Искусства - новое для меня театральное пространство и, конечно, нельзя не отметить его архитектурную необычность: стеклянный потолок, через который видно голубое дневное или синее ночное небо. Белые стены, картины, скульптуры, мостики-переходы на второй этаж, три зала: «Манеж», «Глобус» и «Тау-зал». Элегантный театр, с большим вкусом оформлен, стильный дизайн. И совсем уж необычная сцена в зале «Манеж», где мы смотрим спектакль, чудится мне здесь греческий амфитеатр, несмотря на обилие дерева.

Итак, Игорь Яцко взялся за «Вишневый сад».
Не побоялся! - и надо признать, получилось у него превосходно.
Каким-то образом добавил в пьесу динамики, темпа, использовал возможности нестандартного театрального помещения, немного похулиганил, ну, а почему бы и нет.
Что же отличает эту постановку от множества других?
Подчёркнутое равенство всех героев. Сейчас объясню, что под этим понимаю.
Не поняла, какой именно приём использовал режиссёр, но происходящее на сцене воспринимаешь несколько отвлеченно. И здесь идёт речь не об отсутствии интереса, а об отстранённости, дистанционировании от времени, в котором живут герои, что позволяет, как бы несколько приподняться над происходящим на сцене в целом.
Господа, старый слуга, студент и все остальные – какая разница кто они, на каких ступенях социальной лестницы находятся, если впереди уже маячит страшное революционное время?
Не зря, внезапно, невесть откуда появившийся одноглазый и точно не чеховский матрос в кожаном чекистском плаще на велосипеде делает предупреждающие круги по сцене. Не зря в начале спектакля страшно гудит паровоз. В пьесе на нём приезжает барыня Любовь Андреевна Раневская «из Парижа», но у зрителя остаётся странное и тянущее ощущение, что невидимый локомотив неумолимо только что нёсся прямо на тебя.

В этом необычном ракурсе, когда уже знаешь, предвидишь будущее героев, сильно обесценивается материальный аспект, из-за которого так сильно переживают и огорчаются герои пьесы. В принципе уже без разницы вырубят ли вишневый сад, снесут ли старый дом с невидимыми призраками прежде обитавших здесь жильцов, если совсем скоро живых людей поднимет и разметает в разные стороны волна страшных перемен.

Я в 0_86305_3d1d1a46_orig.png и vkontakte.jpg 2016-05-23_20-29-44.jpg
В спектакле ты, как кастанедовский наблюдатель, и это очень странное ощущение.Свернуть )

Latest Month

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com