June 18th, 2019

Девушка с жемчужной сережкой

Лукавые законы Венеции или кровавая цена одной клятвы | «Венецианский купец» в МХТ им. Чехова

Пытаться проанализировать цельный гармоничный спектакль, а именно таким вышел премьерный «Венецианский купец» в МХТ им. Чехова, как если пытаться отделить голову от туловища или любовь от ненависти. Эта пьеса Шекспира была вторым по счёту спектаклем новорождённого МХТ в позапрошлом веке, где купца Шейлока играл Михаил Дарский, принца Арагонского Всеволод Мейерхольд, Порцию – Мария Андреева, её служанку Нериссу – Ольга Книппер, а режиссёром выступил сам Константин Станиславский. С перерывом ни много ни мало почти в 120 лет «Купец» вернулся на сцену Московского Художественного театра в форме спектакля-актуализации, созданный в тандеме молодого режиссёра Екатерины Половцевой (ученицы Сергея Женовача), маститого сценографа Эмиля Капелюша и художника по костюмам Юрия Сучкова.

Была проделана большая работа для того, чтобы приблизить текст 16 века к современному зрителю и сделать его максимально узнаваемым и доступным для понимания. Три существующих перевода на русский язык Осии Сороки, Исая Мандельштама, Татьяны Щепкиной-Куперник скомпилировали в один сценарий, избавившись, таким образом, от малопонятных или малозначащих для сегодняшнего человека архаизмов. При этом шекспировская пьеса достаточно провокативно адаптирована к новому времени и оставляет интересное визуальное впечатление. Спектакль максимально насыщен броскими инклюзами в виде костюмов стиля ugly fashion, оскалов скелетов, чёрных пуантов, разнузданных вакханалий kinky party с соответствующим кроссдрессингом. В сценографии проглядывают стимпанковские идеи. Горизонтали высоко подвешенных мостиков, уходы актеров «под землю», огромная видеопроекция падающей воды размером в задник максимально задействуют весь пространственный объём сцены. В отдельных мизансценах театральный свет уплощает героев, превращая действие в изящный театр теней.


Collapse )