pamsik

Categories:

Ферапонтовские фрески Дионисия. 68 медальонов и всего 4 краски

Когда-то от нечего делать просчитывала суммы цифр в своем телефоне, номере квартиры и тп. (доморощенная нумерология) и всегда получалось или  9, или 5. Вот хоть верь, хоть не верь — везде эти цифры. И это заставляет задуматься о том, насколько математично устроен мир, и насколько сильна неведомая «магия цифр».

Вот взять хотя бы идеальные пропорции «золотого сечения». Эта гармония схвачена цифрами 1,6180339887 и имеет красивое название «ряд Фибоначчи». Секретом математической пропорции владели и древние египтяне, и древние греки, о ней знали русские зодчие и иконописцы. Куриное яйцо и морская ракушка, Нотр Дам де Пари и церковь Покрова на Нерли, Джоконда Леонардо и Троица Андрея Рублева — во всех них спрятана «божественная гармония» цифр. 

(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov

Мне очень хочется воспользоваться темой марафона #92днялета и подобраться к тайне цифр, которыми владел гениальный русский мастер фресок Дионисий, расписавший Рождественский собор в Ферапонтовском монастыре на Русском Севере. Чтобы создать это чудо, он пользовался только 4 красками, которые по легенде он получил из разноцветной гальки Бородавского озера. Предположим поверим, хотя почему-то после него никто не получал столь пленительных оттенков и никто не постиг секрета состава его дивных красок. 

Как он их получал? Отмерял на глаз или пользовался весами? Или смешивал красок в совершенно интуитивной, но той самой «божественной пропорции»? Например, синий азурит + охра давали многообразие зелёных оттенков, а с помощью тончайшей лессировки, т.е. нанесение одного тончайшего слоя краски на другой,  получал тёплый оттенок или холодный; либо достигал нужного цвета, используя наполненность кисти от начала мазка до его завершения.

Как Дионисий играл со светом, сочетаемостью цветов.? Ведь он продуманно располагал фрески в более освещенном верхнем, или наоборот затемнённом нижнем, или в углублении стены. Простой свет из окна уже по-другому расцвечивал фреску. Он же был гениальный колорист! Или всё же математик?

Его медальоны. Всего их 68. Честно говоря, я сразу обратила на них внимание. Они настолько необычны, их так много, они так красивы, такое ожерелье из разноцветных шариков, когда на них смотришь снизу, запрокинув голову. Так вот сразу впечатляют их цвета: незабудковый, песок, розовый и малиновый. Всего-то четыре цвета, очень мягких, очень естественных и нежных. Но как он их сочетает! В каждом медальоне изображены святые в разных по цвету одеждах: в голубом медальоне розовые, в малиновом – голубые, в песочном – розовые и т.д..

68 медальонов, всего 4 краски – и все разные. Доказано, что собор он расписал всего за 34 дня. 

Удивительные параллели: Дионисий (1440-1502) - современник Леонардо да Винчи (1452-1519).

И если вдуматься в строки Николая Рубцова, то в них есть та самая «золотая математика», только выразил он её предельно поэтично, используя не цифры, а возвышенные метафоры.

 «В потемневших лучах горизонта я смотрю на окрестности те, где узрела душа Ферапонта что-то Божье в земной красоте. И однажды возникло из грезы, из молящейся этой души, как трава, как вода, как березы, диво дивное в русской глуши! И небесно-земной Дионисий, из соседних явившись земель, это дивное диво возвысил до черты небывалой досель... Неподвижно стояли деревья, и ромашки белели во мгле, и казалась мне эта деревня чем-то самым святым на земле...» 

А теперь о фресках Дионисия

Часто в текстах, когда пишут о Соборе Рождества Пресвятой Богородицы, встречается фраза «замираешь в благоговейном молчании». Я не согласна. Неверно. Ничего не замираешь. Никакого пафосного благоговейного не испытываешь. В этом месте, если выражаться по-грубому, то просто «отшибает мозги напрочь», а если выражаться эстетично, то «полностью исчезают мысли» и испытываешь невыразимое никакими словами состояние невесомости и лёгкости.

Фрески настолько невероятно и ненавязчиво красивы, что их невозможно рассматривать по фрагментам. Они окружают, они окутывают тебя со всех сторон невыразимо нежными сливочными красками, они льются на тебя как прекраснейшая небесная музыка. Их невозможно чувствовать одними глазами, они включают все органы твоих чувств. Приходится буквально заставлять себя прислушиваться к экскурсоводу, а она очень, очень интересно рассказывает. Её голос долетает до тебя, как будто из далека. Когда смотришь на ТАКИЕ творения – не нужны слова. «Зачем слова, когда на небе звёзды?». Как у Пелевина.

Над нами в незабудковом куполе Христос. Пальцы его правой руки, сложенные в крестное знамение, опущены вниз, и создаётся буквальное и реально физическое ощущение, что тебя они касаются, что тебя видят оттуда с неба и тебя благословляют.
(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov
Из надалтарного купола на вас смотрит Божия Матерь в вишнёвом плаще с поднятыми и раскинутыми руками и младенец Иисус тоже с поднятыми вверх двумя ручками. Это большая редкость такое изображение. Это Богоматерь Оранта, или Знамение, или Воплощение.
(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov
Ниже - пояс из Архангелов вокруг купола (или бочечки) – Михаил (защита), Гавриил (наставляющий на путь истинный), Рафаил (исцеление), Уриил (или Иеремиил, спокойствие духа и любовь), Салафиил (молящий Бога о людях), Иегудиил защита от бед и врагов), Варахиил (получение благословений в разных обстоятельста).

Фигуры все невесомые, как будто парят вокруг тебя, и ты летаешь вместе с ними.

(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov

На арках – ожерелье больших круглых медальонов со святыми.

(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov

Всё, всё, все стены, все колонны – в сюжетных росписях. Филигранных. Отточенных. Изумительных по цвету.

(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov

В самом низу, то, что идёт от пола до высоты человеческого роста - белая полоса с одиночными круглыми, ни разу не повторяющимися орнаментами - называется полотенце.

(c) photo Vadim Razumov
(c) photo Vadim Razumov

Стоим в соборе, делаем вид, что слушаем замечательного экскурсовода, а сами кружим, кружим глазами, впитываем цвета, любуемся, наслаждаемся. Что-то медовое есть в этом соборе. Такое душевное удовольствие. Такая радость. Такое спокойствие. Такая сила. Такая благодать.

Монастырь, слава Богу, особо не охвачен чрезмерной цивилизацией. До ворот ведёт дорожка из крупных булыжников, а в самом монастыре под ногами ковёр из зелёной мелкой травки, а позади всех церквей – вообще поле и некошеное буйное неуправляемое пахучее разнотравье.
Монастырь, слава Богу, особо не охвачен чрезмерной цивилизацией. До ворот ведёт дорожка из крупных булыжников, а в самом монастыре под ногами ковёр из зелёной мелкой травки, а позади всех церквей – вообще поле и некошеное буйное неуправляемое пахучее разнотравье.
Спустились вниз (монастырь сам на горке) по тропке среди сосен к круглому озеру. Это было совершенно спонтанное решение, озеро так сразу и мощно притянуло к себе, что сопротивляться этому было бесполезно.
Спустились вниз (монастырь сам на горке) по тропке среди сосен к круглому озеру. Это было совершенно спонтанное решение, озеро так сразу и мощно притянуло к себе, что сопротивляться этому было бесполезно.
Присели на дощатом мостике и – время замерло. Шшшур - набежала волна,- шшшур – зашуршала другая. Ветер что-то там над головами в соснах запутался. Галька в прозрачной воде под волнами перевалилась сбоку набок. Я тут же увлеклась этим делом, выловила и положила парочку камушков в карман. С трудом отпустило нас озеро, и весь этот спокойный пейзаж. Поднялись и пошли в монастырь.
Присели на дощатом мостике и – время замерло. Шшшур - набежала волна,- шшшур – зашуршала другая. Ветер что-то там над головами в соснах запутался. Галька в прозрачной воде под волнами перевалилась сбоку набок. Я тут же увлеклась этим делом, выловила и положила парочку камушков в карман. С трудом отпустило нас озеро, и весь этот спокойный пейзаж. Поднялись и пошли в монастырь.
Нам невероятно везёт. Мало того, что дождь закончился (из-за влажности доступ в музей ограничен), и мы попали в собор, так ещё мы один на один с экскурсоводом. Кроме нас, нет туристов. Вернее, есть несколько человек, но они где-то бродят.
Нам невероятно везёт. Мало того, что дождь закончился (из-за влажности доступ в музей ограничен), и мы попали в собор, так ещё мы один на один с экскурсоводом. Кроме нас, нет туристов. Вернее, есть несколько человек, но они где-то бродят.

А что касается моих личных отношений с цифрами.. Как ни странно, но высшая математика мне давалась довольно легко, а если ещё и удачно припрятанные шпоры из рукава извлечь, так и вообще блеснуть можно было.. )

Из рассказа Кириллов и Ферапонтово. Звёзды Русского Севера. Путешествие по Русскому Северу

Мини-путеводитель по Вологодской области: Ферапонтово, Горицы и гора МаУра

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →