pamsik

Categories:

Вакцина от COVID-настроения от артистов Театра на Юго-Западе - часть 1

Театр на Юго-Западе — театр особый, особенный. Начнем с того, что разместившийся в небольшом подвальном помещении типовой многоэтажки, он как-то вдруг внезапно превратился в культовое место силы 80-х, своего рода конкурента заносчивой любимовской Таганке и даже Большому театру. В Москве самые длинные очереди в то время выстраивались за билетами на балет «Спартак», спектакли Театра на Таганки и .. спектакли молодого Юго-Запада. Его создателя — Валерия Беляковича не называют звездой, только – планетой. Масштаб личности его был бы скован только лишь «звёздными» рамками. Он – планета! Планета по имени Солнце. Солнце по имени Валерий Белякович. Он удивлял своих зрителей с момента появления своего театра. И продолжает удивлять. У себя дома под названием Юго-Запад он собрал талантливейших артистов, каждый из которых в буквальном смысле считает его Отцом.

(с) фото Анастасии Журавлёвой
(с) фото Анастасии Журавлёвой

Наверное, неспроста, это интервью с актерами Театра на Юго-Западе, его «детьми», выйдет примерно в день, когда он четыре года назад ушёл с планеты Земля.. Наверное, он бы очень удивился, узнав о том, какую трансформацию проходит сейчас не только его любимый Театр на Юго-Западе, но и все остальные театры.. Главным актёром в мире стала пандемия, всё внимание приковано к ней, и, хотя посеять панику и уныние ей не удалось, но коррективы в беседу с актёрами Театра на Юго-Западе ею внесены будут. Актёры ведь тоже люди, им также было страшно, как и нам всем. На этот раз они расскажут вам не сколько о своих ролях, как о том, как учились воспринимать новый мир, жить в другом ритме и играть в квест с пандемией, об источниках вдохновения и переосмыслении ценностей, о том, как воплощали в жизнь свои цели, к чему стремились и чего достигли, о своих простых радостях и проблемах в этот непростой период. Узнать рецепты «от ковида» от любимых актеров будет интересно всем, а также искренне поблагодарить локдаун за возможность ценить жизнь в любых ее проявлениях.

Итак, вопросы и ответы.

1. Эпидемия для многих стала эмоциональными качелями - тянула вниз и выносила наверх. Стало возможным одновременно замедлиться до состояния камня, созерцая происходящее, и молниеносно принимать решения. Вы сумели отцентрировать себя, найти точку равновесия? Что для вас является главным раздражителем, а что спасает, держит на плаву, помогает и вдохновляет? Назовите, пожалуйста, ваше личное конкретное «лекарство от ковида».
2. «На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой?» Детская считалка наполнилась новым смыслом – пандемия закрыла театры, и артисты остались без работы. Если вдруг в вашей жизни закончится история под названием «театр», то кем вы видите себя и сможете ли существовать вне сцены?
3. «Что такое человек творчества? Это человек, который из воздуха делает нечто». Это слова Ренаты Литвиновой. Никто не знал тогда, какую шутку пандемия сыграет с творческими людьми. Но в ситуации заложен какой-то скрытый смысл. Да – сложно, но ведь «воздуха» много и всё равно танцевать на крышах мира можно. Какое ваше главное творческое достижение за это время?
4. Представьте, что в колоде Таро есть Белая карта, обозначающая отсутствие ясности, неопределённость и нахождение решения в руках Высших сил. Представьте себе, что вам дарована привилегия изобразить на этой карте всё, что угодно, касаемо себя и Театра на Юго-Западе. Как будет выглядеть ваша картина будущего?
(с) фото Olaga Bragida
(с) фото Olaga Bragida

Владимир Курцеба, актёр

1. Эпидемия дала совершенно новый опыт, поэтому понадобилось время, чтобы найти точку равновесия, которую, в конечном итоге, я нашел. Главным раздражителем стало ущемление свободы, а также обрушившийся поток информации, часто истеричный, абсурдный, давящий. Что помогало? Вера в себя, в свои силы, в близких людей, ну и принятие, смирение перед этой неизвестностью, имя которой жизнь. Личное лекарство? Придумать новый порядок в своей жизни и сохранять его. Делать необходимое, не отвлекаться на пустое.

2. Как бы ни было грустно и печально, но этот вопрос встал очень остро и глупо от него отмахиваться. Пережив, конечно, разочарование, я бы пошёл первым делом в курьеры, чтобы получать живые деньги. А в долгосрочной перспективе могу представить, что устроился, например, в какой-нибудь психологический центр, возможно начал бы с волонтёра, а потом развивался в этой отрасли. Но это только один из вариантов.

3. Я не стал бы называть своё главное творческое достижение за время карантина – не могу сказать, что активно творил в это время. Больше подойдет, наверное, что я копил для будущих достижений. Было время читать, смотреть, думать, анализировать. Могу сказать про наш театр, меня порадовало, что мы так или иначе были вместе. Придумывали онлайн проекты, делали даже онлайн репертуар. Важно, что наша театральная жизнь была упорядочена. Порядок помогает справиться с тревожностью. И главное, наш зритель был с нами, и было понятно, что мы друг другу нужны, мы друг у друга есть и это внушало надежду и укрепляло в мысли, что всё разрешится.

4. Трудно мне впрыгнуть в эту игру, потому что для меня слишком много неопределённых предполагаемых обстоятельств. Точно на этой карте не было бы коронавируса. Потом вереница размышлений ведёт меня к мысли, а может с этой карты стереть все болезни, и заодно все войны. Но тут появляются сомнения, а не приведёт ли это к другой катастрофе. Я не умываю руки, потому что трудно быть Богом, но, наверное, пожелал бы Театру на Юго-Западе, чтобы в зале всегда был зритель, актёры играли на сцене, несмотря ни на что, театр бы жил и процветал. А себе пожелал бы, быть счастливым человеком, чтобы моё счастье не зависело ни от коронавируса, ни от необходимости сменить профессию, чтобы счастье стало не стечением всех этих обстоятельств, а моим личным выбором, и каким бы трудным этот выбор не был, я всегда выбирал быть счастливым.

(с) фото Анастасии Журавлёвой
(с) фото Анастасии Журавлёвой

Вероника Саркисова, актриса

1. Моё лекарство – не унывать. Научиться взаимодействовать с сыном, находясь в замкнутом пространстве. Так или иначе во время пандемии и карантина у меня была работа. Помимо театра есть ещё другая работа, я всё время ездила на работу, и тем самым я спасалась. Потому что моё спасение в работе. Был Импровизационный батл, несколько битв, это тоже спасало. Мне необходимо быть задействованной, быть в работе. Как только работы нет, начинается уныние. Моё второе лекарство от ковида – работа.

2. Дай Бог, чтобы она никогда не закончилась, потому что кем я себя вижу, и могу ли я существовать вне сцены – нет. Я поняла, что без сцены мне трудно. Театр - это отдушина, это душа. Моя вторая работа тоже творческая, и я её люблю, они пересекаются, но я не могу из них выбрать, только одно или другое. Они обе мне дороги, в обе я вкладываю душу и не могу видеть себя кем-то ещё, кроме как актрисой. Раньше я думала, что могу быть учительницей начальных классов, но с возрастом поняла, что во мне не столько терпения, чтобы обучать детей.

3. Все достижения для тебя главные, они, так или иначе, ступень в твоей жизни. На то они и достижения, что ты их достигаешь и ставишь новые цели. Достигаешь их, и в итоге они все становятся главными. Что-то конкретное выделить не могу. Моё достижение заключается в том, что я работаю в лучшем театре мира – Театре на Юго-Западе, я достигла успехов, определённых высот в дубляже и озвучивание, и есть признание также на этом поприще. Вся жизнь - это достижение, и что-то выбрать трудновато.

4. Картина будущего такова – Театр на Юго-Западе должен жить, в него будут приходить зрители. Должны жить спектакли Валерия Романовича Беляковича, потому что они гениальные, и таких больше никто никогда не поставит. В них надо поддерживать силу, энергию в память о Мастере, о своём учителе, моего Папы. Это Театр на Юго-Западе с частицей Валерия Романовича.

(с) фото Романа Милюкова
(с) фото Романа Милюкова

Карина Дымонт, актриса

1. Необычное количество свободного времени, которое можно посвятить себе, тем делам, которые были заброшены, отложены на лучшую жизнь, на предполагаемый короткий отпуск, а этот отпуск оказался длинным. Большое количество прочитанных книг, просмотренных фильмов, просто домашних дел. Моё личное лекарство – жить сегодняшним днём. На самом деле, за это время карантина, пожалуй, впервые, явственно ощутила, что значит жить одним днём.

2. Наверное, я никогда об этом не задумывалась. Наверное, театр всегда будет существовать в том или ином виде, но если вернуться к вопросу, что я умею делать или что я люблю ещё делать, то я люблю готовить. Я очень люблю печь. Мне нравится заниматься чем-то интересным с детьми, читать им книги. Я надеюсь, что никогда не наступит такой день, когда не будет театра в моей жизни.

3. У меня была мечта. Я очень хотела сделать поэму Бродского «Шествие», и были планы сделать её в нашем ART-кафе в театре. Во время карантина я подумала, ого, а сейчас самое время, и поэма «Шествие» случилась. Два вечера подряд в Zoom я читала поэму, моно. Мне было очень интересно, надеюсь, что и зрителям тоже. Второе, то, что казалось невозможным, случилось – это творческий вечер. Он называется у нас Стихи PROменя. И он тоже прошёл на карантине в Zoom. Я была очень рада и мне было важно рассказать о моих учителях стихами, прозой, которая мне дорога и которая отзывается во мне в связи с ними.

4. Самый сложный вопрос. Мне очень хочется, чтобы наш театр сохранил всё то прекрасное и важное, что было заложено в него создателем театра Валерием Романовичем Беляковичем. Но при всё при этом очень хочется, чтобы театр жил будущим, искал новых авторов, случались новые постановки. Поэтому на этой карте должны быть новые имена, новые звёзды.

(с) фото Анастасии Журавлёвой
(с) фото Анастасии Журавлёвой

Олег Анищенко, режиссер, актёр

1. Не хочу наговорить на эту тему кучу банальностей, что вот, мол, это время, чтобы остановиться, замедлить бег. Начну с того, что раздражает, вернее, огорчает – сумасшедшая разобщённость, которая стала явной в этой экстремальной ситуации. Раньше все считали себя политиками и футболистами, а сейчас поголовно стали врачами. Каждый имеет свои суждения, что делать с ковидом и как с ним бороться. Для меня это непонятно, ведь я не врач, не разбираюсь в вопросах инфекции, а доверяю специалистам. Если мне говорят носить маску, то я буду её носить, если мне говорят держать социальную дистанцию, то я буду её соблюдать. В этом залог успеха. Экстремальная ситуация похожа на драку, во время драки надо драться, а кто прав, кто виноват, этот вопрос надо решать уже после. Если начнёшь думать во время драки, то проиграешь. У меня есть ощущение, что случись сейчас война, то часть людей стала бы рассуждать, а так ли плох Гитлер, а может быть евреев, действительно, надо приструнить, может ему как-то помочь. И вот эти рассуждения привели бы к тому, что все бы погибли или стали рабами. Это моё отношение к тому, что сейчас происходит. Моя грусть связана с тем, что я увидел, насколько каждый сам за себя, что есть проигрыш в глобальном смысле. Даже если мы будем делать какие-то неправильные вещи, но будем делать их вместе, у нас есть шанс выжить и потом с ними разобраться. Если каждый сам за себя, то такого шанса нет, это огорчает.Что спасает. Я получил возможность как-то по-другому посмотреть на свою жизнь, сделать какие-то выводы – на уровне глобальных и очень бытовых. Я задумался, что как-то на бегу всё происходит и на протяжении многих лет я не имел возможности притормозить и немножечко посмотреть по сторонам, посмотреть в себя, подумать, чем я занимаюсь, о том, а надо ли это. И такая возможность ко мне пришла. Я извлёк массу уроков из этой ситуации на бытовом уровне. Например, что всегда надо при себе держать запас денег, такой «тревожный чемоданчик», то есть нельзя складывать все яйца в одну корзину. Все мои работы были связаны с одной областью и внезапно, разом всё закончилось, и я остался вообще без вариантов. Наверное, стоит подумать, как этого избежать. В течении многих лет я ходил и размышлял, хорошо бы сделать интернет-проект, и когда пришло время, от слов перешёл к делу – меня это обрадовало. Я оценил возможность посмотреть на ситуацию с точки зрения каких-то уроков. И если я в любой ситуации могу найти новые ходы, новые пути, новые решения, значит, то, чем я занимаюсь, было правильным. Если же всё закрывается наглухо, значит, есть смысл подумать о том, как я жил, нужно ли то, что я делал. У меня была неделя растерянности, а потом я обнаружил замечательные новые проекты, которыми занимаюсь и по сей день, что меня спасает.

2. Тут надо смотреть как именно и насколько мощно закончится театр. На самом деле я не боюсь разной работы. Во-первых, по первому образованию я программист. Когда в 90-е годы я учился в театральном институте и денег не было совсем, то торговал на всех рынках Москвы чем только можно, и везде, где можно, начиная от всяких коммерческих ларьков, самих рынков, на улицах, везде-везде. Потом я купил себе старую ВАЗ 2106, 1984 года выпуска, и работал таксистом. Занятость была такая, что я отыгрывал вечером спектакль, потом всю ночь ездил бомбил, зарабатывал какие-то деньги, приезжал домой, ложился спать, просыпался и ехал снова играть спектакль или репетировать. Я много кем ещё работал, и монтировщиком – монтировал декорации для КВН, грузчиком, брался за любую халтуру, за всё, что могло кормить в студенческие годы и на оплату квартиры. В принципе, наверное, я много кем могу быть. С другой стороны, если посмотреть вот уже сейчас, то, конечно, я вряд ли уйду от своей основной профессии, потому что даже, если не станет театра, всё равно будут какие-либо развлечения, городские мероприятия, где я смогу проявить себя как режиссер. Мне совершенно неважно, что режиссировать. Я очень много работаю на городских праздниках, например, делал День города в парке Зарядье, Горького, Музеоне, на Тверской. Занимаюсь разными фестивалями, праздниками, поэтому не думаю, что это куда-то пропадёт. Поэтому, если говорит, «кто я такой», то я буду режиссёр всегда.

3. Как же дать определение тому, что такое творческий человек? Существует бытовое расхожее мнение, что существует «человек творческой профессии». Но это глупое определение, никакой творческой профессии не бывает. Я знаю артистов, которые не являются творческими людьми, и я знаю столяров, менеджеров, продавцов, программистов, которые исключительно творческие люди. Мне сложно сформулировать коротенькую фразу «создаёт что-то из ничего», боюсь уйти в пространные рассуждения, но понятно, что здесь много составляющих. Эта история включает в себя достаточно много факторов, чтобы ты начал относиться творчески к какому-бы то ни было делу. Моё главное достижение лежит как раз в этой области, потому что я сейчас делаю онлайн курс по актёрскому мастерству, уже заканчиваю его, и надеюсь, что уже скоро он пойдёт в просторы интернета. В чистом виде этот курс предназначен не для театра, он позволяет использовать театр как некий ориентир для жизни и рассчитан не для людей, которые хотят стать артистами или которые есть артисты. Курс рассчитан на совершенно любого человека, которому я предлагаю за счет актёрских техник выработать в себе это самое творческое начало. И мы с этим разбираемся, что для этого нужно, как нужно. Потому что то, чем актёр занимается в театре, то его состояние, в котором он пребывает, оно единственно правильное и для жизни тоже. Знаете, когда читаешь Чехова или Станиславского, любого специалиста по актёрским техникам, там всё время проскакивает такая мыслью, что в жизни это происходит не так, а на сцене надо так, в жизни вы делаете вот эдак, но для сцены это не годится. Я больше 20 лет занимаюсь театром и имею уже жизненный педагогический и театральный опыт, поэтому знаю, что если наработать себе навыки, которые нарабатывает себе актёр, учась в театральном институте, и использовать их в жизни точно так же, как мы работаем над ролью в театре, так же работать над собой в жизни, то это даст поистине очень хороший результат и качественно изменит жизнь. Даю вам гарантии. Онлайн-школа по актёрским техникам и есть моё самое большое творение и достижение за время карантина. Там будет мой курс по актёрскому мастерству под названием «Режиссура жизни». Будет также курс Любови Ярлыковой под названием «Секреты успешных выступлений и межличностного общения». Так же у нас будет курс по сторителлингу, «искусству рассказывать истории». Совершенно потрясающим будет курс и по вокалу. Это деятельность меня занимает последних месяца четыре. За это время я практически написал книгу на эту тему, потом надо придумать, что с ней сделать. На основе этой книги и будет идти курс, а потом, может быть, появится сама книга.

4. Представлю сейчас, что даю свой расклад. Во-первых, я бы взял карту нулевого или 22-го Аркана – Дурак. Почему? Я по натуре стартапер, мне очень тяжело переносить разного рода стагнацию, меня это больше всего угнетает. Если что-то неподвижно я буквально физически чувствую, как это умирает. В природе не бывает такого что, что-то стоит на месте – для того, чтобы тебе стоять на месте, надо очень быстро идти вперёд, а если остановишься, то поневоле скатишься вниз. Поэтому я очень не люблю состояния стагнированные, неподвижные, болото образные, пусть даже внешне они будут привлекательными. Карта Дурак, она про состояние сознания, такое качество, которое позволяет правильно себя распределить в этом времени перемен, чтобы ты всё время извлекал из этого пользу, чтобы развивался. Ты – волк, лают собаки, друзья против, а ты всё равно идёшь. На тебе рваная одежда, ты неизбежно будешь падать, набивать шишки, но это круто, всё равно иди, иди. Страх отсутствует, ведь Дурака Бог бережёт. Это очень близкий мне Аркан. Следующее, что я бы хотел пожелать и себе, и нашему театру – Колесница, 7-й Аркан. Колесница это, когда внешний мир способствует твоему движению, когда всё открыто и ты прёшь прямо и только пыль столбом. Я люблю вот такие состояния. Я люблю новое, люблю быстро в него влетать, ввязываться в драку, а там уж как Бог даст. Вот я бы хотел этих двух вещей пожелать себе и нашему театру. Чтобы мы не боялись нового, чувствовали его, чтобы мы менялись, не старались превратиться в какой-то музей мадам Тюссо, всё время куда-то шли и двигались.

Продолжение с Ксенией Ефремовой, Любовью Ярлыковой, Лесей Шестовской

(с) фото Екатерины Терентьевой
(с) фото Екатерины Терентьевой

Театр на Юго-Западе

(с) текст Natalya Pamsik, фото предоставлены актёрами и пресс-службой театра

Материал подготовлен при содействии первого СМИ на технологии медиа-блокчейна Русский блоггер

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.