pamsik

Categories:

Вакцина от COVID-настроения от артистов Театра на Юго-Западе - часть 2

Начало интервью: Владимир Курцеба, Вероника Саркисова, Карина Дымонт, Олег Анищенко

(с) фото Екатерины Терентьевой
(с) фото Екатерины Терентьевой

Итак, вопросы и ответы.

1. Эпидемия для многих стала эмоциональными качелями - тянула вниз и выносила наверх. Стало возможным одновременно замедлиться до состояния камня, созерцая происходящее, и молниеносно принимать решения. Вы сумели отцентрировать себя, найти точку равновесия? Что для вас является главным раздражителем, а что спасает, держит на плаву, помогает и вдохновляет? Назовите, пожалуйста, ваше личное конкретное «лекарство от ковида».
2. «На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой?» Детская считалка наполнилась новым смыслом – пандемия закрыла театры, и артисты остались без работы. Если вдруг в вашей жизни закончится история под названием «театр», то кем вы видите себя и сможете ли существовать вне сцены?
3. «Что такое человек творчества? Это человек, который из воздуха делает нечто». Это слова Ренаты Литвиновой. Никто не знал тогда, какую шутку пандемия сыграет с творческими людьми. Но в ситуации заложен какой-то скрытый смысл. Да – сложно, но ведь «воздуха» много и всё равно танцевать на крышах мира можно. Какое ваше главное творческое достижение за это время?
4. Представьте, что в колоде Таро есть Белая карта, обозначающая отсутствие ясности, неопределённость и нахождение решения в руках Высших сил. Представьте себе, что вам дарована привилегия изобразить на этой карте всё, что угодно, касаемо себя и Театра на Юго-Западе. Как будет выглядеть ваша картина будущего?
(c) фото Бориса Берга
(c) фото Бориса Берга

Ксения Ефремова, актриса

1. Ситуация заставила меня очень сильно волноваться и стрессовать на уровне инстинктивного страха и ужаса. Даже не могу сказать, удалось ли мне во время карантина как-то отцентроваться. Я набрала себе курсов, занималась различными психологическими тренингами, практиками, училась на курсах синхронизации, по ювелирному делу, по архитектуре, по истории моды, визажу. Слушала интересные тренинги разных коучей – мастер-классы по кулинарии, по нумерологии. Я пыталась себя увлечь и отвлечь всем, что попадалось в сети и занимать время. Потому что не хотелось ни развлекаться, ни смотреть фильмы или сериалы. Я полностью ушла в эрудицию, где что есть, чего я ещё не знаю, чему ещё можно научиться. Ещё я практиковала упражнения, связанные с заземлением, с телом, для того, чтобы не отрываться от земли и не уходить в страх. Для меня важно было отслеживать, что происходит со мной сегодня, как я себя чувствую, какие у меня планы, что я хочу и какое минимальное планирование осуществлять.Изобрела ли я для себя лекарство? Вряд ли. Но я нашла способ отвлечься, чтобы не концентрироваться на своих каких-то очень страшных эмоциональных переживаниях. Потому что потом, когда ситуация ослабла и стали возможными какие-то привычные вещи, всё равно этот волнение, этот страх поднимался и с ним приходилось работать уже как-то по-другому. Но в кульминацию всей этой истории я старалась просто отвлекать себя именно в образовательном ключе. Ну, и конечно, очень часто хотелось обращаться к здравому смыслу, следить за тем, чтобы руки были чистыми, укреплять иммунитет.

2. Ответить мне довольно легко. Безусловно, театр, творчество, актерская деятельность - это то, к чему стремились все мы с детства. Важная точка, которая всегда была мечтой, но даже в момент поступления в институт всё равно задумываешься, а чем бы я мог заниматься, если не поступлю, если не сложится. Конечно, в своё время это продумывалось и неоднократно, и даже сейчас, когда появляются какие-то подработки, я рассматриваю для себя педагогическую деятельность в качестве заместительного варианта. Педагогика никогда не являлась моей целью и мечтой, но у меня хорошо получается преподавать и мастерство, и речь, и комбинированные занятия, по тому и по-другому. Так же, я проявляю себя в качестве индивидуального коуча по ораторскому мастерству, по подготовке в театральные институты. Это парная индивидуальная работа с группами с отдельными клиентами, которая присутствует в жизни и тоже является своеобразной альтернативой на тот случай «если вдруг». Еще я занимаюсь ведической астрологией, что является моим очень большим увлечением, которое тоже стало именно способом подработки и саморазвития, поэтому я практикую, консультирую. Это я не так афиширую, но по сарафанному радио работаю ещё как ведический астролог. Хорошо, что есть театр, но есть и другие альтернативные возможности себя раскрыть и развивать вне театра. 

3. Я считаю, что моё главное творческое достижение во время пандемии это навык в монтаже и составлении видео. Особенно это проявилось в том номере, который мы делали для встречи с песней в онлайн формате. Сама не ожидала, что у меня так пойдёт играть фантазия, и что получится такой цельный блок из самых разных микросюжетов. Было интересно соединить в этом с одной стороны клиповость, с другой, какую-то лёгкую отсылку к вайнам из Инстаграма, к юмористическим роликам, пародиям на общепринятые сюжеты. Очень горжусь этой работой, потому что тут удалось проявить и фантазию, и актёрские навыки, и монтажные, и где-то сценарные, и общую концепцию придумать. Мне кажется, что получилось хорошо. Интересно, что после пандемии у меня пока не было такого вдохновения, чтобы сделать нечто подобное ещё раз.

4. Очень интересный вопрос про Таро, потому что я неравнодушно к направлениям эзотерического характера, системам, которые выходят за рамки привычного и даже земного. Не могу сказать насчет будущего, но по поводу образа меня и театра, я бы себе представила, как некий путник стоит у входа в портал. Этот портал за собой имеет за собой яркое северное сияние, свечение, выглядит как некая тьма, бездна, в которой что-то мелькает, светится. Смотришь и точно знаешь, что там есть что-то необычное, тайное, загадочное, но в то же время - это определённый риск, шаг в неизвестность. И у этого портала стоит юнец с седыми волосами, либо старец с очень молодыми руками. И одной рукой он приглашает в него путника, а другой забирает у него часы. Не возьмусь трактовать эту карту, почему так. Но, возможно, это связано с тем, что, попадая в бездну бесконечной трансформации, может быть, останавливается время, и ты перестаёшь понимать течение реальной жизни, занимаясь творчеством. Что есть ни хорошо и ни плохо, это просто данность. И в тоже время - это такой соблазн, на что ты готов потратить эти часы, это время, готов ли ты заниматься этой неизвестностью и сделать шаг туда, готов ли ты посвятить время тому, что настолько таинственно и бесконечно, и ты не знаешь, что там будет. Вот такие у меня ассоциации.

(с) фото Aleksandra Renard
(с) фото Aleksandra Renard

Любовь Ярлыкова, актриса

1. Я считаю, что само по себе определение раздражения должно существовать только в положительном ключе, в том плане, что раздражение должно существовать не ради раздражения, а быть больше направлено на продуктивность. В данном понимании для меня важно раздражать себя на то, чтобы начинать действовать, создавать, чтобы приходили какие-то идеи, смыслы. То, что произошло, когда театр у нас 17 марта закрылся и наступила пандемия, изменившая не только отдельные аспекты жизни, но и вообще коснулась всего мира целиком, затронула многие сферы, в том числе культуру, искусство, театр. У меня впервые за 15 лет моей работы случился стоп-коллапс, потому что съёмки, фотосъёмки и вся параллельная работа всегда была связана с культурой – какие-то проекты, работа на фестивалях, организация арт-проектов, спектакли. Всё это неожиданно встало, и никто не был к этому подготовлен. Для меня остановка была неожиданной и даже страшной. Случился такой конкретный «ручник», когда всё остановилось. Было непросто внутренне, достаточно переживательно, но спустя какое-то время я поняла, что этот период необходим, чтобы поймать спокойствие, внутреннее равновесие, провести внутренний анализ прошедшей работы, накопить сил на будущее. И простой стал внутренним отдыхом лично для меня, потому что моя профессия связана с физическими и психологическими затратами. «Стоп» дал возможность передохнуть и накопить сил, чтобы двигаться дальше.Лекарство.. Я убеждена, что все наши болезни идут от внутреннего состояния. Даже не то, что бы идут, а человек подвержен ослаблению иммунитета, когда в нашей энергетике существуют какие-то дыры. Силы для преодоления болезней всегда черпаются изнутри. Поэтому лекарством для меня всегда является сохранение хорошего настроения и стремление в даже чём-то сложном видеть положительное. Стараться каждый новый день встречать с улыбкой и быть благодарным за каждое новое утро, находить силы в каждом новом дне, стараться быть всегда в позитивном настрое. Именно не вынуждать себя, не принуждать, а видеть точки опоры в положительных вещах.

2. Все мои роли мне очень дороги и важны. Я не думаю, что театр способен когда-либо закончиться. Несмотря на произошедшее и вопреки всему, наш театр возобновил свою работу, и даже в момент, когда невозможно было играть очно, мы нашли выход и перешли в онлайн, создав виртуальную сцену и играя онлайн-спектакли. Это очень важный и верный шаг, освоить для себя что-то новое. В этом онлайн-формате было очень классно, интерес и поддержка зрителей очень помогали. И мы поняли, что даже переходя в онлайн формат, остаёмся актуальными. Можно долго спорить насколько при онлайн формате теряется само ощущение театра, но нужно всегда идти в ногу со временем, не бояться себя перестраивать и пробовать по-новому, по-разному, создавать и делать различные проекты. Мне всегда это было интересно, поэтому я с лёгкостью берусь за разнообразные эксперименты из серии искусства и культуры. Я поняла, что во мне сильна организационная жилка. Мне удаётся совмещать и съёмки, и работу, и участие в мероприятиях, связанных с культурой и искусством. Это интересно, здорово, классно. Вообще человеку нужно не бояться пробовать себя в чём-то новом. Освоить фотографию, например, записаться на какие-то онлайн-курсы, заняться повышением квалификации. Потому что вся наша жизнь не только игра, но и обучение. Развиваться, обучаться всегда здорово, и будет опорой в непростые, переломные, трудные времена, всегда можно предложить свои таланты в смежных сферах. Никогда не поздно начинать что-то новое. Мне бесконечно повезло, что все проекты у меня связаны с искусством, театром.

3. Два моих самых важных достижения - это то, что я освоила формат виртуальной сцены, который у нас возник, попробовала себя в этом жанре. Лично для меня это была новая ступенька, и актёрски мне много дало. Второй успех заключается в понимании, что мне хотелось бы как-то синтезировать свои знания того, то я умею, что я могу. Несколько раз мне поступали предложения о проведении занятий и мастер-классов по ораторскому искусству, по межличностным коммуникациям как детям, так и взрослым. Наверное, я созрела в этом плане для того, чтобы попробовать себя в качестве тренера, и сейчас продумываю создание курса по секретам эффективного общения. Подробности проекта пока раскрывать не буду, поскольку всё находится на стадии подготовки, но считаю важным достижением возможность передать свои знания и научить кого-то всем секретам, которые могут очень здорово помочь в обычной простой жизни коммуницировать с людьми.

4. Я думаю, что наш театр всегда переживал с достоинством все перипетии, любые сложные времена, и я хочу, чтобы на этой карте было всё касаемо будущего нашего театра, новых спектаклей, ролей, не боязни экспериментировать. Хранить ценности, заложенные Валерием Беляковичем, хранить его спектакли. Вместе с тем укрепить свой новый путь театру, проходить через все сложности так же, как это происходит сейчас. Чтобы Юго-Запад так и оставался самым репертуарным театром. Конечно же, полные залы - самое большое доказательство тому, что наши спектакли актуальны, их любят, ценят, он обогащают и дают зрителю очень многое. Чтобы это сохранялось и приумножалось. Двигаться только вперёд и вперёд!

(с) фото Андрея Шестовского
(с) фото Андрея Шестовского

Елена Шестовская, актриса

1. Когда нас только закрыли, у меня было ощущение, что меня закопали в землю и не дают дышать, а сверху ещё придавили бетонной плитой. Это несмотря на то, что я живу сейчас в своём доме, и есть даже небольшой приусадебный участок. Но лишение меня театра оказалось очень болезненным и неожиданным. Спас меня, как ни странно, театр, потому что Юго-Запад - это особая планета, особый мир, и поэтому даже во время карантина нам удалось заниматься творчеством. Олег Леушин придумал потрясающую историю – спектакль «Встреча с песней». Позвонил и сказал, Лесь, если есть какая-нибудь идея, давай сделаем номер, только нужно его записать на видео, и послать на почту театра, а потом выходить через Zoom на встречу с зрителями. И началось творчество. Во-первых, я овладела профессией видеомонтажера. Это было тяжело, сложно, несколько раз мы разводились с мужем, я пыталась уйти из дома, пыталась выгнать ребёнка, потому что мы все ссорились. Потому что одно дело сыграть на сцене, а другое в кино, придумать, сыграть, снять, а потом ещё всё смонтировать. Пробираясь через все тернии монтажа, я начала потихонечку оживать. Все встречи со зрителями меня спасали. Я пыталась ходить на все эфиры, которые шли у нас в театре, я смотрела видео наших спектаклей. Ещё был придуман очаровательный проект СтихиPRO. Я ходила на эти эфиры, как за глотком свежего воздуха. В моей жизни есть ещё замечательный человек – Татьяна Белянчикова, она зритель нашего театра. Как оказалось, она потрясающая поэтесса, и мы начали сотрудничать ещё года два назад, я записывала песни на её стихи, в своём бенефисе использовала её песни, у нас был спектакль по её стихам. Таня во время карантина начала писать совершенно невероятные стихи. А я, когда было совсем хреново, когда наваливалась бетонная плита отчаяния, уходила в какой-нибудь дальний уголок дома и громко-громко читала эти стихи. Рыдала, плакала, шептала, смеялась. Потом некоторые из них даже записала, отсылала их Тане, а она делилась ими в Фейсбуке и Инстаграм со зрителями. И у меня был вот такая связь со зрителями, потому что во время карантина для меня самым тяжелым было лишение вот этого самого контакта. Были съёмки, подработки офлайн, но это что-то другое, это не театр. Во время карантина отцентровать себя мне помог театр и встреча с нашим зрителем, талантливыми людьми, прямые эфиры наших ребят, наших актеров.

2. Честно говоря, не знаю. Когда-то я мечтала быть пожарным, кода-то астрономом или балериной, но, если бы сейчас такое произошло в моей жизни и театр бы умер.. Как ответить.. Это если бы меня спросили, а в каком случае ты можешь убить свою дочь? – Да ни в каком. Театр не может умереть, только как-либо трансформироваться. Театр будет всегда. Я являюсь педагогом детской театральной студии, которую придумал Олег Анищенко, там, кстати, занимаются и взрослые. Я попробовала, мне понравилось, мы замечательно с ними занимались. До наступления злосчастного ковида мы готовили очень интересную программу для конца года, конца сезона, и для 9 мая по «Варшавскому набату». На карантине я писала детям sms-ки, чтобы готовились, учили текст, занимались своей речью, но когда мы поняли, что ковид пришёл надолго, то собрались в Zoom-е, стали репетировать, и я поняла, что подобные массовые занятия ни о чём, я не вижу каждого ребенка, не могу оценить правильно или нет он что-то делает, их много, они все в маленьких окошечках, что просто невыносимо. Получается, что, проводя такие занятия я просто занималась бы халтурой, формальным ведением. Поэтому мы решили продолжить заниматься с ними отрывками, которые наметили на конец года и к 9 мая, но в индивидуальном формате, малыми группами по 2-3 человека. Таким образом, у меня был расписан каждый день, то есть вместо стандартных трёх часов в неделю, когда собирается вся группа от 10 до 14 человек, я проводила занятия с каждым ребенком отдельно, по полчаса, по часу. И мы всё сделали! Я записала репетиции и сделала видеоролик минут на двадцать. В начале мая мы сделали большой урок в Zoom-е, когда ребята читали монологи животных, философские интересные. Так вот, наверное, если бы не было театра, я могла быть педагогом. Мне нравится разговаривать с детьми о том, что происходит в мире, об отношениях мальчиков и девочек, рассказывать им жизненные истории, которые знаю я, направлять их в правильное русло. Я и в театр пришла потому, что уверена, что театр может изменить этот мир к лучшему. Настоящий театр для этого и нужен, он призван менять человека к лучшему. Если бы его не было, я нашла бы профессию, которая позволяла воспитывать молодое поколение.

3. О самом главном достижении моего карантинного времени - я научилась монтировать. Облекать в некую законченную форму, то что я делаю. Для меня как человека, находящегося с техникой в глубоких реверансах и на «вы», это очень тяжело и сложно. Сначала записывается материал, потом он сводится, чтобы была динамика, перспектива, движение, не было стояка, потом подкладывается музыка, песни и надо, чтобы тебе всё это «в рот попало», совпадало. Гораздо проще красиво ходить, смешно прыгать. Но я доилась всё-таки в этом больших высот. Я вспомнила плюс к этому свои навыки игры на гитаре, на пианино, подтянула свой вокал. Со мной практиковала как педагог практиковала замечательная вокалистка, которая умеет ставить голос, грамотно учит петь.  

4. Самый приятный вопрос. Ох, если бы от меня зависело.. Конечно, я бы воплотила в жизнь мечту Валерия Романовича и  сделала всё, чтобы появилось отдельное здание нашего театра, и чтобы появилось оно на Юго-Западе Москвы в каком-нибудь очень красивом месте, до которого было удобно доезжать нашим любимым зрителям. И чтобы рядом был парк, где могли погулять люди и актеры, чтобы мы могли там встречаться, общаться, сидеть на скамеечках все вместе. И чтобы на территории театра этого парка, было бы помещение, где мы могли заниматься актёрским мастерством с нашими студийцами, с детьми и взрослыми. Пусть у нас будет уютная сцена, пусть небольшая, но я бы очень хотела, чтобы этот театр был построен по проекту, который задумал Валерий Романович Белякович, а это был, поверьте, необыкновенный проект! И чтобы в этом театре обязательно шли все спектакли Валерия Романовича Беляковича. Ведь так получается, что время идёт, ставятся новые спектакли, нужно выделять место под них и поэтому так или иначе, его спектакли будут потихонечку уходить со сцены. Я очень хочу, чтобы это время настало через 1000 лет… Огромная беда, что этому проекту не дано было осуществиться. Поэтому, если бы это зависело от меня, я бы его обязательно осуществила. Нужно здание, в котором бы было несколько залов, с отдельным для спектаклей Беляковича. Менялись бы люди, приходили бы новые актёры, но, чтобы дух Романыча жил в этом пространстве. Вот сейчас это говорила и стало так хорошо. Чтобы он смотрел со своей планеты Беляковича и радовался... Моё будущее, конечно же, связано только с этим театром, и если бы была в моих руках такая власть, то я обязательно в этот театр позвала людей, которые работали в нём, но по тем или иным причинам ушли. Я бы сделала всё, чтобы они снова начали работать, играть, потому что они прекрасны. Я бы сделала это деликатно, чтобы, не обидев никого, не ранив. А ещё,  раз уж такая всесильная, то некоторых людей убрала бы из театра на Юго-Западе, потому что не надо занимать чужое место, надо освободить его для тех, кто должен быть в этом театре. Ну, это на мой взгляд, потому что это всё равно очень субъективно. Поэтому и моё будущее прекрасное, а ведь каждый для себя хочет самого лучшего, и будущее моей семьи, моих родных, моего супруга, моей дочки, конечно, было бы связано с Театром на Юго-Западе. И только тогда я была бы счастлива. И это было бы самое-самое прекрасное будущее.

Олег Леушин, художественный руководитель Театра на Юго-Западе

«Когда ушёл Марк Захаров артисты Ленкома не пошли играть, а мы пошли»

(с) фото Александра Кочубея
(с) фото Александра Кочубея

Театр на Юго-Западе

(с) текст Natalya Pamsik, фото предоставлены актёрами и пресс-службой театра

Материал подготовлен при содействии первого СМИ на технологии медиа-блокчейна Русский блоггер

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.