pamsik

Category:

Путь по Ворге. Варандей – блогер-путешественник и писатель

Продолжает цикл интервью с самыми выдающимися блогерами и получает эстафетную палочку Илья Буяновский, более известный под ником Варандей varandej 

Назвать его бывалым путешественником было бы слишком просто. Легко и с достоинством он вошел в пространство travel-блогерства, начав изумлять своими текстами о посещённых местах. Вот тут очень сложно подобрать определение тому, что и как он пишет.

Илья создаёт поразительной свежести, точности и тонкости художественные портреты самых разных земных локаций. Почтительно обращаясь с фактологией, он одновременно способен артистично, иронично, парадоксально и даже эротично, с особым драйвом реконструировать историю посещённых им мест. Он замечает детали, восприимчив к любой культуре, мыслит масштабными категориями, энциклопедически эрудирован и потрясающе работоспособен, а ещё, что тоже важно, способен и рассмешить. Илья давно ведёт блог в Живом Журнале, недавно начал писать на платформе Яндекс Дзен и набрал уже аудиторию более 1,2 млн. человек.

(c) фото из архива Ильи Буяновского
(c) фото из архива Ильи Буяновского

Его посты больше чем демонстрация очередной совершённой поездки и владения словом, их читаешь с подарочным ощущением открытия. Ведь одной Ойкуменой Илья не ограничивается, а замахнулся ещё и на космос. И этой непринуждённой лёгкостью и абсолютной проработанностью тем, за которые он берётся, Варандей вызывает одновременно и искреннее восхищение, и припадки у хейтеров.

Если вам понадобится Илья, то к нему нужно записываться в очередь, он чрезвычайно востребован. Везде Варандей желанный гость. Турагентства мечтают заполучить его и отправить на какой-нибудь край света. То его приглашают на радио «Вести FM» в программу «Культурное путешествие», то он читает лекции в Русском Географическом обществе про русское наследие Персии, то разрабатывает эксклюзивные программы для «Неизвестной России». Является соавтором путеводителей по разным уголкам мира, будь то Молдавия или Дальний Восток. Публикуется в СМИ и журналах, от Ленты.ру до русского филиала ”Discovery” и печатных изданий авиакомпаний. Всем этим Илья успевает заниматься в свободные от его масштабных путешествий периоды.

Но трудно сказать, о чём он мечтает сейчас – о новой поездке или о тишине и разложенных на письменном столе листах писчей бумаги, ведь он не только неукротимый блогер-путешественник, совершающий путешественнические подвиги, но и одарённый писатель. Многим будет интересно узнать о новой незнакомой грани его таланта – литературной.

Где он берёт топливо для осуществления своих замыслов непонятно. Впрочем, быть может, здесь уместно вспомнить слова Иосифа Бродского: «Две вещи оправдывают существование человека на земле: любовь и творчество». В случае Ильи Буяновского можно добавить к перечисленной паре ещё и путешествия.

Есть такое слово «ворга» — из священного словаря волхвов, которое означает «дорогу», «путь высшей самореализации, гармонии». На Русском Севере воргой называют особый род троп или волоков. Ворга от прочих лесных дорог отличается тем, что идёт вдоль русла реки и ведёт к её истоку. Воргой ещё называют «вдумчивое, углублённое состояние размышления».

То, что Илья Буяновский выбрал особенную дорогу в жизни, сомневаться не приходится. В интервью «Русскому блоггеру» он расскажет, каков его путь по Ворге.

(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов

Илья, в ЖЖ ты взял себе имя заполярного вахтового посёлка Варандей и, можно сказать, что ты его прославил – твоя популярность как travel-блогера, пишущего под ником varandej, пожалуй, в разы превосходит географическое название. Но это одна ипостась твоего таланта. Многие знают тебя как писателя, Илью Буяновского, повесть «Возвращение в Сорокскую крепость» которого, в своё время попала в лонг- и шорт-листы престижной литературной премии «Дебют» в номинации «крупная проза». Скажи, где ты и какой ты настоящий? Ты сейчас идёшь по своему пути?

И.Б. Ой прямо даже как-то неловко, так захвалили, так захвалили… На всякий случай поясню, что посёлок Варандей сейчас крупнейший порт по вывозу северной нефти, так что вряд ли я популярнее него. Но если отвечать по существу, то скажу так – настоящий я и там, и там, в равной степени. Наверное, в моей жизни были периоды, когда я противопоставлял литературное творчество и путешествия, но это было давно.

Люблю строчку Бродского: «Я сказал, что лес – только часть полена». Мне она абсолютно понятна: лес – это материал, а полено – это творение. Творчество – это не что иное, как превращение энергии в материю, и даже в таких вопросах никто не отменил формулу E=mc2. Тогда, в позапрошлом десятилетии засветившись как литератор, я ощутил, что обладаю серьёзным даром, но чтобы воплотить этот дар мне категорически не хватало жизненного опыта. Путешествия и публичная активность помогают мне это исправить, поэтому я сохраняю надежду, что однажды вынесу из этого леса не только путевые заметки, но и вполне себе художественную прозу.

Что тебя вдохновляет в путешествиях? Или, если вопрос перефразировать по-другому, ты разрабатываешь долгие, сложные и порой крайне экстремальные маршруты, на дорогах которых зачастую легче встретить отпечатки лап тигра, чем следы человека, а потом описываешь увиденное настолько увлекательно, подробно и нетривиально, что любая глухомань с твоей литературной помощью становится центром туристического внимания и притяжения — для чего тебе это необходимо?  Что для тебя важнее, писать или путешествовать, или всё же тандем?

И.Б. Сам часто задаюсь этим вопросом. На этот раз можно процитировать Пржевальского: «Путешествия потеряли бы половину своей прелести, если бы про них нельзя было рассказывать». Мне нравится ощущение дороги, перемены мест, открытия нового, преодоления трудностей и усталости. Мне нравится чувство успеха, когда я возвращаюсь домой с багажом фотографий и впечатлений. И да, мне приятен как сам процесс написания трэвелогов, так и положительная реакция на них. Без путешествий мне было бы не о чем писать, но, только написав об увиденном, я по-настоящему понимаю, ЧТО и ЗАЧЕМ я увидел. А многое без путевых заметок просто забывается, так что в некотором роде мой блог — это облачное хранилище моей памяти. Поэтому, пожалуй, да, тандем.

Ты отличаешься от многих travel-блогеров своим совершенно уникальным стилем. Глубиной анализа событий, способностью подниматься как птица над историей, видеть и уметь складывать из разрозненных фактов общую картину целиком, яркой и богатой лексикой, способностью реконструировать происшедшее в прошлом в нестандартные версии, лёгкостью и даже дерзостью погружения читателей в зыбкие топи исторических хитросплетений, ты напоминаешь учёного, географа, историка Льва Гумилева.

Тебе не кажется, что ты перерастаешь свой travel-блог Varandej ЖЖ? Или, если это произойдёт, в каком направлении ты будешь двигаться дальше? В чём ты видишь свою миссию?

И.Б. С одной стороны, такие мысли меня посещают часто. С другой – у меня всё-таки есть проект путеводителя по всему историческому Русскому миру, и отход от начатого формата тут на пользу не пойдёт. Как бы то ни было, думаю, если бы у меня было понимание того, куда двигаться дальше – я бы уже начал двигаться дальше.

Ну а миссия… Меня иногда сравнивают с Прокудиным-Горским, то есть я, безусловно, занимаюсь архивированием современной реальности. Я всегда позиционирую себя как чистого описателя: моё дело – показывать людям разные уголки мира, а оценки, выводы, прогнозы пусть каждый уже делает сам. Но я исхожу из того, что система – она больше, чем просто сумма её компонентов. Меня часто ругают за излишнюю дотошность, но моя идея состоит в том, что для понимания сути того или иного региона важно всё: природа, история, современность, достопримечательности, хозяйство, социальные проблемы… Продолжая тему цитат, сейчас вспомним Гёте, у которого Фауст стремился постичь «Вселенной внутреннюю связь». Я также пытаюсь постичь внутреннюю связь если не вселенной, то некоего её участка. Понять, как устроены наша страна, современный мир, история человечества, глядя на них то с одной, то с другой, то с ещё какой-нибудь точки.

(c) фото vedmed1969
(c) фото vedmed1969

Ты много пишешь о космической теме: о космических музеях и памятниках, реликвиях космоса, астронавтике в России, составил краткий путеводитель по Солнечной системе, побывал на Байконуре и Семипалатинском ядерном полигоне. Чем обусловлен твой интерес к космосу и что ещё вычеркнуто, как увиденное, из твоей собственной космической программы путешествий?

И.Б. Ну, пришёл к этому я довольно банально: я много ездил по Казахстану, и в какой-то момент понял, что вот этой вот целостной картины, о которой говорилось в предыдущем ответе, не получится, если не увидеть Байконур. Да и сами степи, где строился космодром, Сергей Королёв метко называл «берегом Вселенной»: там только степь и небо, и ничего лишнего между ними.

Но космонавтика меня действительно увлекла. И теперь процитируем Тарковского: «Человеку не нужен космос, человеку нужен человек». Космонавтика – это в первую очередь про одиночество. Ведь что вообще такое одиночество? Это неразделённый опыт. В нашем случае – опыт страстей и войн, коммерческого успеха и научных открытий, — словом, всего того, что принесла человеку разумность. И я бы сказал, главное в космической мечте – именно надежда разделить этот опыт разумного существа. Понять, что мы не одиноки в своих ошибках и слабостях, узнать о бедах, которых смогли избежать, и решениях, которые помогли бы избежать своих бед нам. Ну, а так как я и своё одиночество ощущаю большую часть жизни – мне понятна космическая мечта.

Ты на 100% автостопщик? Насколько тебе близка философия автостопа?

И.Б. Слава богу, не на 100%. Как ты верно заметила, автостоп — это именно философия, хотя и, к счастью, без жёстких постулатов. Для классического автостопщика путь важнее, чем цель. Выходя на трассу, он часто не знает ни где в итоге окажется, ни когда вернётся. У меня же всегда есть чёткие планы и сроки, всегда намечены конкретные цели. Это не значит, что я не могу смотреть по сторонам и импровизировать — но в любой импровизации я отталкиваюсь от намеченного плана. Мне просто надо из пункта А в пункт Б, и в этом деле хороши все средства. На дальние расстояния я предпочитаю самолёт или поезд, а если до нужного мне пункта в удобное мне время идёт общественный транспорт — я воспользуюсь этим транспортом. Где-то не гнушаюсь и такси с ожиданием. Или даже какими-то сложными комбинациями транспорта, такси, автостопа. Как справедливо заметил тот же Антон Кротов, «время и деньги взаимозаменяемы», а я бы добавил сюда ещё и третий ресурс — силы. И я выбираю тот путь, который требует наименьших затрат по сумме всех этих трёх ресурсов. Но автостопщикам я завидую. Отказ от целей и планов, безденежье, отсутствие временных рамок дают им возможности для удивительной глубины погружения. Я знаю тех, кто по экзотическим странам путешествует из семьи в семью, неделями живя в глухих селениях. И мне очень обидно, когда единственные мысли, которые человек из такого путешествия привозит — это «там нет зимы и все улыбаются».

Свой канал на Дзене ты хотел назвать «В поисках Беловодья» или «Субъективный путеводитель», также среди вариантов прозвучало название «Русский мир и всё остальное». В Иране ты искал русский след, в Азии – русское наследие. Расскажи, пожалуйста, о своих планах в этом направлении.

strong>И.Б. Откровенно говоря, мне просто в какой-то момент примелькалось постсоветское пространство. Не начало раздражать или угнетать, и те же пятиэтажки я по-прежнему нежно обожаю. Но возникла естественная потребность в расширении границ и перемене декораций. Поэтому да, накануне ковида и локдауна я вынашивал планы путешествий по Дальнему зарубежью в поисках русского следа. Приоритетом у меня сейчас является Китай – КВЖД, белоэмигрантские Харбин и Шанхай, героический Порт-Артур, купеческие колонии Тяньцзиня и (прости боже!) Уханя… Но – само собой, сначала дождаться, когда откроются границы.

А в целом эта тема слишком обширна, чтобы описать её в кратком интервью. Старообрядческие сёла Румынии, наследие русской эмиграции от Парижа до острова Тубабао, огромная Аляска, миниатюрный Йевер и многое другое, да вдобавок ко всем этим местам – контекст тех стран, в которых они находятся. Более того, я понимаю, что именно эта тема должна стать на ближайшие несколько лет моим приоритетом с учётом того, как быстро меняется мир. Ещё немного – и Брайтон-Бич перестанет говорить по-одесски, китайский строительный бум не оставит камня на камне от русских домиков Харбина и Даляня, латиноамериканские и румынские староверы забудут русский язык. Впрочем, «только бы успеть!» — в принципе одна из главных моих мотиваций в выборе направлений.

Если человек сталкивается с трудностями, отчаивается, заблуждается, понимает, что идёт не туда, ищет не там – что ты ему скажешь? И твои пожелания твоим читателям?

И.Б. Ну, говорить-то легко, а вот будут ли эти слова услышаны? Но в целом мне близки те идеи, что каждый получает испытание по силам, а всё, что конкретному человеку в конкретной ситуации действительно нужно – находится на расстоянии вытянутой руки.

Поэтому мой совет только один: «Дорогу осилит идущий».

(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов
(c) фотограф Алексей Клиндухов

(c) фото Алексей Клиндухов

(с) в интервью были использованы фото из архива Ильи Буяновского

Материал подготовлен при содействии СМИ Русский блоггер

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.