Category: искусство

Роза

Мы в город изумрудный идем дорогой трудной! Ледовый спектакль "Волшебник страны Оз" Ильи Авербуха

Илья Авербух не только прославленный фигурист, но и режиссер, хореограф-постановщик и продюсер множества ледовых шоу и ледовых спектаклей. В канун Нового 2020 года на Малой арене ЦСКА можно увидеть историю по сказке Л.Фрэнка Баума «Волшебник страны Оз». Наверное, это одна из самых любимых нашей детворой сказочных историй, талантливо видоизменённой другим русским писателем. Но здесь всё почти как в оригинале – мечтательная девочка Дороти и её храбрая собачка Тото, Жестяной Дровосек и Соломенный человечек, Трусливый лев и Крылатые обезьяны, загадочный Волшебник страны Оз, злая колдунья Брунгильда и добрая фея Амилинда.
Любое шоу Ильи Авербуха это не только красивые декорации на льду и на видео, эффектная пиротехника, костюмы, живая музыка, участники демонстрируют сложные поддержки, спирали, вращения, головокружительные тодесы, прыжки разной сложности. Наверное, только когда видишь перед собой прозрачный скользкий абсолютно гладкий лёд, то начинаешь понимать, что стоит за кажущейся лёгкостью фигурного катания.
Как всегда у Авербуха в ледовом спектакле занято целое созвездие блестящих и титулованных российских фигуристов.

(с) фото Ирины Сухаревой suharikk

Collapse )
Пара ретро

Ты будешь мёртвая принцесса, а я - твой верный пёс. Премьера "Циников" в Театре на Юго-Западе

Так бывает. Мариенгоф - писатель талантливый, но имя его малоизвестно. Роман «Циники» написан почти 100 лет назад, но свеж как гвоздика революционного красного цвета в петлице пламенного большевика.

После премьеры «Циников» Макса Ладо (Максима Лакомкина) сложно называть начинающим режиссёром, хотя по существу спектакль «Циники» его дебют на московской сцене. Спектакль получился настолько зрелым, мощным, идеально совпадающим с внутренним темпоритмом Театра на Юго-Западе, что не нужно ходить к гадалке за предсказанием, бесспорно он встанет в один ряд с лучшими постановками этого культового театра.

Нельзя не удивляться тому, насколько современно выглядит драматургический материал, написанный писателем Анатолием Мариенгофом в сложнейшие трагические постреволюционные годы. Роман долго лежал на полке ибо не был наполнен пропагандистским пафосом тех времён, не делил людей по цвету на красный и белый, а только бесстрастно давал жуткую документалистику бегущей телеграфной строкой и нарисовал точные психологические портреты тех людей, которым судьба уготовала жизнь в сложнейшей обстановке тотальной смены идеалов, власти, морали, отсутствия элементарного бытового комфорта и примитивного голода.


Collapse )
Девушка с рыжими волосами

Чешуею покроешься ты и змеёй чудовищною станешь! "Женщина-Змея", реж. Олег Долин

Третью премьеру своего первого театрального сезона в Театре на Малой Бронной худрук Константин Богомолов доверил режиссёру Олегу Долину, который продолжает знакомить зрителя с пьесами итальянского драматурга Карло Гоцци. Граф Гоцци создал новый сценический жанр фьябу или театральную сказку. Фьяба переплетает стихи и прозу, слёзы и смех, любовь и разлуку, персонажей традиционного итальянского театра масок и героев выдуманного сказочного сюжета, комические интермедии с основным действием. Долин ещё летом сделал первую прививку любви к венецианской комедии масок, и вот уже как само собой разумеющееся с губ слетает певучее и почти как родное Commedia del arte (комедия дель арте), La donne serpent (Женщина-Змея) и  Grande Dolin, bravissimo.

Спектакль «Женщина-Змея» - терапевтическая сказка с густо сентиментальным хэппи-эндом. Уличный площадный театр соответствует детскому способу взаимодействия с миром и оттого, наверное, так близок и понятен и взрослым, душа которых ещё хранит наивность детства. Вера в чудесные превращения судьбы, сентиментально-романтический антураж, наигранная театральность, все эти утрированные муки любви, вознесенные над собой кинжалы, гром и молнии, иными словами, те приёмы, которые ярко задействуют воображение неприхотливого зрителя, удивительным образом находят пути к более сложному набору сердец: усталым, черствым, скептически настроенным, изысканно-утончённым. Спектакль мгновенно меняет московскую действительность на итальянскую площадь, где комедианты разыгрывают немудреную мелодраму с любимыми в простонародье классическими героями комедии дель арте. При помощи необычного ритма, пластики, манеры речи публика быстро вовлекается в историю, в которой фигурируют бессмертные волшебники и феи из райской страны Эльдорадо, красивые принцы, царевны-амазонки, страшные чудища. На тёмных, как венецианская ночь, декорациях, фантазия незамедлительно рисует что-то живописное итальянское.

(с) фото Сергея Мухина c_myxuh

Collapse )
Глаза

Олег Леушин. «Когда ушёл Марк Захаров артисты Ленкома не пошли играть, а мы пошли»

Олег Леушин – удивительный человек. В 24 года он пришел в Театр на Юго-Западе, который создал Валерий Белякович, а в 43 волею судеб его возглавил. Театр на Юго-Западе трудно назвать театром в традиционном понимании, хотя, конечно и безусловно, это настоящий театр. Рожденный гением Валерием Беляковича в 1977 году, он стал и вторым домом для артистов, и гаванью отрады для зрителей, и вообще, в целом, загадочной девятой планетой в Солнечной театральной системе.
Олег Леушин – удивительный человек. Талантливый, многоликий в своих актёрских ипостасях, тем не менее, он очень цельный, в нём чувствуется внутренний стержень. Бездна обаяния таится в его голубых глазах, харизматичный, энергичный, мудрый, но при этом парадоксально скромный – таков образ художественного руководителя Театра на Юго-Западе. Говорит о себе: «Я - рабочая лошадка». Но в то же время он и «чёрный ящик», наполненный божественными искрами таланта с чертенятами вперемешку, такой может и пушистые крылья ангела примерить, и вздёрнуть на бизань-мачту Весёлого Роджера с перекрещенными костями. Ведь он – ученик Валерия Беляковича, который не признавал серости в жизни. Если спектакль – то такой, чтобы опалило брови жаром, если театр, то единственный в своём роде, неподражаемый и непохожий на остальные.
Олег Леушин стоит у руля этого большого корабля под названием «Театр на Юго-Западе», он его ведёт, и теперь от него зависит, куда плыть, не попадёт ли на мель, не налетит ли на риф. Трудно ли быть капитаном «такого» корабля-театра, Олег Николаевич Леушин расскажет читателям «Русского блоггера».

(с) фото Александр Кочубей

В одном из фильмов Висконти герой произносит фразу: «Чтобы всё осталось по-прежнему, всё должно измениться». С уходом человека, который создал Театр на Юго-Западе, Валерия Романовича Беляковича насколько изменился театр?

О.Л.
Вы знаете, наша задача была, есть и остаётся, чтобы театр внутренне не менялся. Хотя театр меняется всегда, каждый день, и Валерий Романович тоже настаивал на том, чтобы театр менялся. Театр не может быть один раз сделан и всё, дальше живём по шаблону.

Collapse )
Микки Рурк

Ехал в Петушки, а приехал на станцию Белая горячка… «Москва-Петушки», Театр «Булгаковский дом»

Вот так бывает, идёшь не на громкую премьеру, а в маленький театр, и получаешь бездну удовольствия. Хочется думать, что все читали поэму в прозе незабвенного Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки», которая вышла в свет в 1970 году. Это произведение написано от собственного лица, и главным героем выступает сам автор, не прячась за вымышленным образом. Текст Венички Ерофеева - горький и нежный, страстный, чудовищно смешной и пронзительно страшный, и его именно так же сыграли актёры Театра «Булгаковский дом», не потеряв ни единой капли бесконечного интеллигентного авторского обаяния. Сыграли абсолютно оживив страницы поэмы «Москва-Петушки». Режиссёр Ирина Зубжицкая к месту расставила ударения и выбрала правильные фрагменты. Текст Ерофеева до сих остаётся свеж, как буханка из печки, чист и крепок, как холодная, ядреная водка в запотевшем стакане. Под него закусывать с хрустом солёным огурцом, морщась, выдыхать перегаром, поднимая осоловевшие глаза к небу и слушать, как Веничка бесхитростно общается со своими ангелами или демонами.


Collapse )
Девушка с рыжими волосами

"Баба Шанель". Made in Ekaterinburg, Russia. Театр Вахтангова, реж. Николай Коляда

Пьеса Николая Коляды "Баба Шанель" одна из самых востребованных в российском театре. Складывается ощущение, что она написана совсем недавно, тогда как была создана в 2010 году, то есть ей уже больше 10 лет! В Москве её поставили в Театре на Юго-Западе, Театриуме на Серпуховке, Центре драматургии и режиссуры. Режиссеры были разными - Валерий Белякович, Тереза Дурова, Михаил Фейгин, и каждый расставлял акценты по-своему. Николай Владимирович получил неожиданное предложение поставить "Бабу" на сцене прославленного Театра Вахтангова, от которого, конечно, не смог отказаться. В родном театре Коляды в Екатеринбурге два женских образа отданы мужчинам, в Вахтанговском распределение актрис на роли было традиционным. Коляда внешне ходит в ершистом образе «Коли с раёна». Но на самом деле это глубокий, умный и тонко организованный человек, один из самых продуктивных и талантливых российских драматургов, беззаветно преданный русскому реалистическму театру. Другой просто бы не смог написать такую пронзительно нежную историю о старушках-инвалидах, поющих в местечковом хоре, которым необходимо уже не ощущение собственной важности, а нужности, нужности хоть кому-нибудь. Николай Коляда отвечает на критику, в которую его усердно окунают, очередным спектаклем, на котором люди будут смеяться, плакать, и который дотронется до вашей души.


О спектакле рассказывает Николай Коляда (авторская интонация сохранена):
«Весной мне позвонил Кирилл Крок, замечательный директор Вахтанговского театра, дай Бог ему здоровья, и, наверное, лучший на сегодня директор в Москве и по всей России. Я больше трёх месяцев работал и наблюдал как он содержит театр и просто поражался, честное слово. Так вот, он позвонил в Екатеринбург и сказал такую фразу: Николай, вы можете поставить спектакль без режиссёрских выпендрёжей?».
Я говорю: «То есть?»
Он: «Ну, вот как вы можете, про людей, про человеков».
Я его понял. Сейчас очень часто, к сожалению, беспомощность актёров прячут за какую-то машинерию, то пионеры идёт с барабанами, то снег пойдёт, то дождь. Артисты немного поговорят и опять что-то такое, делают какую-то картинку. Наверное, театр это шоу, развлечение, надо что-то подобное делать, но всё же всегда было, есть, будет, и останется в театре прежде всего это актёры, их глаза, их душа, сердце, нервы, эмоции. Это то, что всегда возбуждает людей, сидящих в зрительном зале.

Collapse )
Синяя зима

Воплощай мечты в реальность! Шоу CRYSTAL от цирка Cirque du Soleil в Москве!

Турне по России канадский цирк Дю Солей/Cirque du Soleil традиционно начинают со столицы. В Москве во Дворце спорта Лужники с 22 ноября по 8 декабря идёт уникальное ледовое шоу CRYSTAL! Помимо того, что постановка 42-я по счёту, это первая цирковая программа на льду! Даже в смелом воображении сложно представить, как возможно сочетать акробатические и экстремальные трюки со скольжением на коньках. Шоу CRYSTAL поистине впечатляет, это очень серьёзная профессиональная работа, сделанная с большим уважением к зрителю. Историю, которая взята за основу, нельзя назвать обычной сказкой, в ней много скрытых смыслов и образов, и адресована она почти любому человеку.
Главный мессидж шоу – вселить уверенность в собственные силы и талант, помочь найти гармонический баланс между собственными желаниями и окружающим миром. Главные инструменты шоу – ультра-мега-мультимедийность, WOW-световые решения, живая музыка, фантастическая коллаборация разнообразных цирковых жанров (акробатики, эквилибристики, воздушной гимнастики, клоунады) с искусством фигурного катания и адреналином экстремальных видов спорта.
Главную героиню зовут Кристал (Crystal). Это очаровательная рыжеволосая девушка имеет конфликт столкновения своего внутреннего мира с тем, что её окружает. Она наполнена своими мыслями и фантазиями, которые никто не разделяет, ей кажется, что люди вокруг живут неправильно и лишь усиливают её комплекс неполноценности. Она погружена в себя, свои переживания и не может выстроить нормальных отношений с семьёй и друзьями. Кристал отгораживается от внешнего мира, придумав себе «второе Я». Её Альтер эго – похоже на девушку как зеркальное отображение.

(с) фото Сергей Чалый

Collapse )
Девушка в национальном костюме

Мечи харалужные гремяши о шеломы на Бронной Малой. "Слово о полку Игореве", реж. Кирилл Вытоптов

После премьерного спектакля «Слово о полку Игореве» пришлось освежить в памяти понятие verbatim. Спектакль, поставленный в новаторской технике вербатима, представляет собой набор документальных историй, которым придают театрализованную форму. На контрасте фрагментов текста знаменитого исторического произведения и реальных историй людей, работающих в охране, режиссёр Кирилл Вытоптов и драматург Саша Денисова построили свой спектакль. Герои «Слова о полку Игореве» - охранники. Место действия – некая силовая контора, в которой на собеседовании просят не только рассказать о себе, но и на память повторить зачитанные загадочным голосом фразы из древнерусской летописи.
Отличные актёрские работы, девять мужских ролей (Дмитрий Цурский, Владимир Яворский, Александр Терешко, Егор Барановский, Леонид Тележинский, Олег Полянский, Аскар Нигамедзянов, Дмитрий Варшавский, Андрей Субботин) и одна женская (Лина Весёлкина), при этом Андрей Субботин блестяще предстаёт в образах двух диаметрально противоположных по типажу людей. Всем актёрам удалось достаточно интересно показать живые характеры, нарисовать убедительные и точные психологические портреты, найти любопытные истории. Человеческие судьбы обыграли в виде комико-драматического фарса лишённого каких-либо скрытых подтекстов, философских глубин, психологических изгибов и напряжения чувств, украсив дивной мелодичностью древнеславянского речитатива, идущего в параллели с современным русским языком и задействовав образ князя Игоря. Фантастическая линия из прошлого переплетена с узнаваемостью множества стандартных ситуаций сегодняшнего дня, из которых складывается рабочий день человека, охраняющего тот или иной объект. В финале спектакля пародийно грянул почти что "тамбовский" мужской хор, забавно пропевший славу и князю Игорю, и целому списку приближенных к нему лиц.


Collapse )
Волшебная

"Мастер и Маргарита", Пермский театр "У Моста", реж. Сергей Федотов

Есть рукописи, которые не горят, есть спектакли, которым суждена вечная жизнь.
Я не понимаю, был ли спектакль или он мне приснился. Ведь в первом отделении кусая губы с гримасой «Ну, допустим», я долго привыкала к тому, какими мне показывают культовых персонажей знаменитого романа Михаила Булгакова. Можно много говорить о мистике, которая шлейфом тянется за этим произведением, можно от неё отрешиться, но, тем не менее, «Мастер и Маргарита» не терпит ни большого экрана, ни театральных подмостков. Роман живёт своей отдельной жизнью в воображении каждого читателя, он неуловим и загадочен так же, как улыбка леонардовской Моны Лизы. Нужно обладать большим талантом, дерзостью, уверенностью, деликатностью, особым даром, чтобы там Наверху Автор был уверен в том, что всё написанное им будет донесено до того, кто это увидит, в том неприкосновенном виде, в котором исключены даже самые невинные искажения. Сергей Федотов, художественный руководитель Пермского театра «У Моста» из тех единиц, кто сумел получить разрешение и поставил фантастический спектакль. Сергей Федотов сотворил спектакль, который оживил текст, сделал его объёмным, Но это не иллюстрации к книге. Это отсвет текста. Спектакль как-то правильно и легко лёг на текст, не заслонив его, не опозорив вычурной театральной реинкарнацией. Сохранил и донёс главный смысл романа - не романтизацию тьмы, но силу вечной любви.

(с) фото Полина Королева

Collapse )
Глаза

Вкус дерьма. «НОРМА» Максима Диденко

Похоже, что фокус интереса театральной публики смещается с Камергерского переулка на Малую Бронную. Новый театральный сезон в театре Константина Богомолова обещает быть жарким и полемичным. Спектакль Максима Диденко начал серию обещанных громких премьер, которые поставят «разные интересные режиссёры». Получив из рук худрука эстафетную палочку из теллурия, Диденко взялся за роман Владимира Сорокина «НОРМА». Выбор смелый, поскольку написанный в конце 70-х роман признавался «антисоветским» и распространялся через самиздат. Выбор неожиданный, хотя задумавшись над этим вопросом, приходит откровение, что ведь нет, получается, у нас больше писателей способных на подобный экстремальный литературный подвиг.

(с) фото Евгения Чеснокова

Collapse )